Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
14.12.2005, 18:32


Режим «сосуществования»: между киргизским вариантом и немецкой моделью


В Украине с осени де-факто набирает обороты процесс парламентезации политического режима. Он начался еще до оранжевой революции с начала 2000-х. С чем это связано?

Посмотрим на структуризацию политических сил в Украине, как формируются коалиции? Исторически сложилось, что ни одна из политических сил не имеет контрольного пакета во власти. Поэтому без институциональных стимулов невозможно формирование стойкого парламентского большинства. Диффузные, одноразовые, неустойчивые парламентские большинства имели смысл при сильном президенте, таким образом, играя в системе сдержек и противовесов выступал в качестве главного актора. Однако, усиление украинских финансово-промышленных групп в конце 90-х постепенно сформировало запрос на слабого президента. Кассетный скандал был первым громким сигналом Кучме, что элиты устали от сильного президента и хотят перераспределить полномочия. Таким образом,  прежняя модель парламентских коалиций «под президента» была исчерпана.

Приход Ющенко на пост президента мало способствовал усилению роли главы государства. Во-первых, из-за личных качеств Виктора Андреевича, который не стремился подобной Кучме сосредоточить всю полноту полномочий под себя. Ющенко попытался отдать часть институциональных полномочий своему ближайшему окружению, которое получило ряд постов в исполнительной власти и премьеру Тимошенко. Однако, этот топос власти  был уничтожен  в топке сентябрьского политического кризиса.

Единственный возможный  выход в этой ситуации - принять конституционные изменения и содействие появлению более мене стабильного большинства в Верховной раде, на которое бы опиралось правительство. При этом нужно понимать, что сущность парламентской системы заключается не в том, чтобы увеличить значение парламента, а скорее наоборот, в парламентских республиках его роль уменьшается. Параллельно возрастает роль правительства, которое опирается на парламентское большинство и роль политических партий, которые его формируют.

Второй момент, сейчас в Украине много говорят грядущем конфликте между парламентом и президентом, парламентом и большинством. Дело в том, что в парламентской республике нет парламента, как функционального актора, который борется с президентом за полномочия, как это было в начале 90-х годов в России и Украине. В парламентской республике он  является представительской системой, средой для партий, которые будут формировать политику и отвечать за правительство. А президент влияет на законодательный орган через свою партию.

В этом смысле понята озабоченность президента Ющенко и его команды грядущими  конституционным изменениям. На данном этапе у Ющенко нет партии, которая бы была способна влиять на парламент и правительство. Именно поэтому нынешняя власть хочет вернуться к постсоветскому президентству, которое себя уже исчерпало. Но в современной Украине это просто не реально. Мы видим, как формировался институт президентской власти на постсоветском пространстве в России, Казахстане, Узбекистане, Белоруссии, но Украина в силу многих объективных причин выпадает из общего постсоветского президентского тренда. Она все более тяготеет к парламентской власти, которая в Украине очень  полицентрична. Посмотрите сколько у нас игроков, оказывающих большое влияние  на политику – это и президент, Юлия Тимошенко, Партия регионов, Литвин и т.д. Нужно постоянно согласовывать весь спектр интересов, чтобы привести их к какому то общему знаменателю, а это возможно только при наличие коалиционного формата.

Третье, в связи с вышесказанным нужно искать наиболее оптимальную форму перехода от  патронажно-административного президента, власть которого держится на административной вертикали к европейской модели президентства. Это во многом зависит от результатов выборов и конфигураций, которые мы получим по итогам выборов. Формы могут быть различные и нам может помочь опыт Франции, конституционную систему, которую политреформа во многом копирует. Как известно в французской пятой республике  - президент глава государства, правительство опирается на парламентское большинство в национальном собрании сборах. Однако, французы до сих пор спорят у них парламентская или президентская республика, либо президентская, концепция т.н. президенциализма. В одни периоды у них президент выходит на первый план, а в другие парламент.

Роль президента увеличивается, когда он имеет свое большинство в парламенте. Тогда он посредством своей партии выстраивает «политическую вертикаль», получает лояльного премьера из когорты однопартийцев. В этом случае политическая линия государства является наиболее последовательной.

Однако, бывает наоборот, как, например, в 1986 году, когда во Франции президентом был Франсуа Миттеран, но социалисты проиграли выборы в Национальные собрание и Жак  Ширак не спрашивая главу государства, сформировал свое правительство. Это было время сосуществования  левого президента и правого правительства, а в середине 90-х – правого президента и левого правительства. В тот момент парламентская система Франции стала более самостоятельной, более «парламентарной», а президент сосредоточился на внешней политике.

Вполне возможно, что подобные отношения между президентом и парламентом получат свое развитие после вхождения в силу конституционных изменений в Украине. Но стоит обратить внимание на одну особенность. Украинский президент в отличие от того же президента Франции, имеет право вето, которое относится к законодательной власти. Это очень сильное оружие в таком фрагментированном парламенте, каким он будет по результатам парламентских выборов в ВРУ.

Теперь  несколько тезисов относительно будущих конфигураций и как они будут влиять  на становление нового политического режима.

Первый рассматриваемый вариант, если избирательную кампанию выиграет Партия регионов и блоку Ющенко и БЮТ не хватит голосов для создания парламентского большинства.  В этом случае придется создавать большую коалицию, которая в итоге приведет к появлению режима «сосуществования», который может быть носить как конфронтационный характер по линии президент-большинство-правительство,  так и более лояльный. В каком случае будет конфронтация?

Если президентом будет Ющенко, а премьером Янукович. Этот вариант в свое время предлагался Кремлем в период «горячей фазы» президентской кампании 2004 года. Назовем ее «киргизской моделью» (Президент представляет один регион страны, премьер – другой регион и политическую силу).

Однако, нельзя исключать и немецкий вариант в формате большой коалиции.  Подобную модель мы видели на примере результата выборов в немецкий бундестаг осенью 2005 года. Как известно, в результате длительных переговоров между ХДС и СДПГ был достигнут компромисс в результате, которого Герхард Шредер добровольно отказался от притязаний на пост вице-канцлера или канцлера. В нашем случае, если весной 2006 года будет разыгран подобный сценарий, то стоит ожидать, что вместо Виктора Януковича, на пост премьера будет выдвинута другая альтернативная фигура из Партии регионов, которая будет либо вызывать минимальные ассоциации с 2004 годом, либо не вызывать их вовсе.

Другой характер коалиции мы будем наблюдать в случае, если же выборы арифметически выигрывает «Наша Украина». Тогда мы получим более-менее унифицированное, но также коалиционное правительство, которое сможет проводить более последовательную идеологическую политику. В этом случае у президента по факту будет намного больше реальных полномочий, даже если они не будут прописаны в Конституции.

Стоит отметить еще один момент. Мы не должны пытаться общественные отношения втиснуть в узкую конституционную норму. Конституция – это не догма, а руководство к действиям, как говорил классик. Новая политическая система будет по определению мягкой, и многие нормы будут дооформлятся с учетом соотношения сил после выборов. Сейчас президент и его команда не совсем воспринимают новую реальность и пытаются найти какие-либо зацепки, которые позволят «отыграть» реформу.

Поэтому, и президент, и политические партии должны привыкать играть в новом конституционном дизайне. Это более тонка игра, здесь куда сложнее, чем было раньше – снял министра, назначил другого и гора с плеч. Сейчас все будет сложнее, нужно будет лучше знать свои политические ресурсы и инструменты влияния, нужно развивать партийные идеологии и т.д. Такая политика требует системной работы и стратегической дальновидности.

"Главред", 14 декабря 2005 года.

 

 




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив