Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
20.02.2006, 16:15


Пройдемте, товарищ!


В парламент-2006 беспроблемно проходит пять партий и блоков. Еще пара-тройка балансируют на грани фола – как перед трехпроцентным барьером, так и за ним. Однако это утверждение, основанное на данных социологических опросов, не означает, что именно такую структуру парламента получит страна после 26 марта. Свою роль в расстановке сил могут сыграть очень сложные технологии. Если они, конечно, будут применены.

Речь о так называемом перераспределении голосов избирателей в день выборов – технологии, о которой много говорят, но существование и применение которой пока еще никто не доказал. Суть ее в том, что в день выборов часть голосов от одной политической силы перебрасывается другой. И в итоге это может существенно изменить результаты народного волеизъявления.

Первые слухи о применении такой технологии появились после выборов 1998 года. Тогда в парламент почему-то не прошла Аграрная партия, которой социологи накануне «застолбили» место в ВР. Зато, весьма подозрительно набрав 4,01% и 4,04% (барьер тогда составлял 4%) соответственно, в Верховную Раду протиснулись объединенные социал-демократы и Наталья Витренко.

После выборов 2002 года долго говорили о Команде озимого поколения, Женщинах за будущее и Партии зеленых Украины, ставших, якобы жертвой блока власти «За единую Украину!» Так, по результатам соцопросов, проведенных в начале марта 2002 года (за три недели до выборов), ПЗУ набирала 4,9% голосов, «Женщины…» - вообще 5,2%. Что касается КОПов, то команда Хорошковского-Богословской, хоть и имела в начале марта только два с лишним процента, демонстрировала очень хорошую динамику (в спорте это называется выйти на оптимальный уровень в день соревнований). В итоге, по результатам голосования, у ПЗУ оказалось 1,3%, Женщин – 2,11%, КОП – 2,02%. В политикуме стало бытовать мнение, что данные политсилы послужили донорами для партий и блоков власти.

Во время выборов президента также звучали заявления о «перераспределении» голосов. Лидер коммунистов Петр Симоненко заявил тогда, что него «забрали много голосов по всему югу Украины». Как утверждал кандидат от КПУ, «в целом по стране у нас забрали минимум 15% голосов избирателей - украли бессовестнейшим образом». Подобные же заявления звучали и из уст социалистов, не согласных со своими результатами в Донецкой области. Впрочем, если такой факт и имел место, то являлся он не технологией, а именно воровством, хотя и технологичным.

Ниже «Трибуна» рассмотрит именно технологию, то есть гипотетическую возможность перераспределения 26 марта голосов избирателей между политическими силами по обоюдному согласию. Согласие это может быть достигнуто различными путями, в зависимости от того, кто выступает донором, а кто – реципиентом.

Итак, всего может быть два варианта перераспределения голосов. Первый – «изъятие» части голосов аутсайдеров избирательной гонки и «технических проектов» в пользу лидеров. Этот вариант более прост в исполнении, поскольку требует исключительно механических действий при реализации. Его можно осуществлять как на высшем, общегосударственном  уровне, так и на местном. Как уже говорилось, по слухам,  именно такой вариант был применен на выборах 2002 года.

Теоретически нельзя исключать, что эта технология будет применена и на выборах нынешних. Как уже говорилось, в парламент проходят пять-шесть политических сил, баллотируется же – сорок пять. Сорок партий и блоков вполне могут стать в какой-то мере «донорами» для «проходников» уже на этапе выборов.

Однако «Трибуна» остановится на втором варианте перераспределения, более сложном, но, опять же, возможном. Это вариант, когда в качестве доноров выступают сами лидеры – жертвуя частью голосов в пользу «полупроходных» сателлитов. Эта схема более сложна в технологическом плане, поскольку требует координации на общегосударственном уровне. Однако же она и более интересна, и неожиданна с точки зрения прогнозируемых последствий.

Для иллюстрации мы взяли данные социологического опроса, проведенного соцслужбой Центра Разумкова с 26 по 31 января 2006 года. По информации Центра, теоретическая погрешность (без учета дизайн-эффекта) не превышает 2,3% с вероятностью 0,95. В процессе подсчетов депутатских мандатов, которые получат политсилы, использовалась методика, выписанная в пп. 6-9 ст. 96 Закона «О выборах народных депутатов Украины».

Итак, согласно данным опроса, в парламент проходят шесть партий и блоков, набравших в общей сложности 72,9% голосов. Таким образом, 27,1% голосов электората достаются политсилам, не прошедшим в ВР. Эти голоса пропорционально будут распределены между победителями. Конечный результат мы представили в таблице:

Партия/блок

Результаты (%)

Количество мандатов

Партия Регионов

27,4

169

Блок «Наша Украина»

16,9

105

БЮТ

12,7

78

СПУ

6,3

39

КПУ

6,2

38

Народный блок Литвина

3,4

21

Блок Витренко

1,8

-

Блок «Не так!»

1,4

-

Пора-ПРП

1,0

-

ПЗУ

0,8

-

Блок НДП

0,5

-

ЛПУ

0,5

-

Блок Костенко-Плюща

0,4

-

«Зеленая планета»

0,3

-

Блок Кармазина

0,3

-

Как видно из таблицы, при таком раскладе формирование исключительно «оранжевого» большинства в ВР является утопией даже по чисто арифметическим причинам. Равно как и ПР с коммунистами не смогут сформировать большинство без третьей силы (например, Литвина). Однако даже с Блоком Литвина регионалы получают крайне сомнительное большинство – в 228 голосов. Разумеется, императивный мандат теоретически способен пресечь «утечку кадров», характерную для предыдущих созывов ВР. Однако он никак не помешает в дни важных голосований паре-тройке депутатов неожиданно заболеть, уехать в командировку и т.п. Так кстати, была в первый раз провалена политреформа.

Однако предположим, что Партия Регионов решит поделиться успехом на выборах с близкими политсилами, например, Блоком «Не так!» и Блоком Витренко, добавив им минимально недостающее количество голосов. Путем простейших арифметических действий получаем несколько иной расклад в Верховной Раде:

Партия/блок

Результаты (%)

Количество мандатов

Партия Регионов

24,6

145

Блок «Наша Украина»

16,9

100

БЮТ

12,7

75

СПУ

6,3

37

КПУ

6,2

37

Народный блок Литвина

3,4

20

Блок Витренко

3,0

18

Блок «Не так!»

3,0

18

Пора-ПРП

1,0

-

ПЗУ

0,8

-

Блок НДП

0,5

-

ЛПУ

0,5

-

Блок Костенко-Плюща

0,4

-

«Зеленая планета»

0,3

-

Блок Кармазина

0,3

-

Таким образом ПР теряет 2,8% голосов на выборах и 24 мандата – в парламенте. Однако взамен получает две дружественные фракции с 36 мандатами. «Чистый» выигрыш составляет 12 мандатов, а большинство в составе ПР-КПУ-БЛ-Витренко-«Не так!» имело бы в таком случае 238 голосов.

Но наиболее интересны результаты, когда донором выступают «оранжевые силы», допустим, Блок «Наша Украина». Лидерам в данном случае терять придется не в пример больше, чем регионалам. Рассмотрим ситуацию, когда Блок «Наша Украина» подтягивает сразу три дружественные политсилы: Пору-ПРП, ПЗУ и Блок Костенко-Плюща. Всего лидеру для минимального «подтягивания» потенциальных сателлитов необходимо отдать 6,8% собственных голосов. В результате НУ оказывается в общем списке призеров на третьем месте, однако сильно выигрывает в парламенте.

Партия/блок

Результаты (%)

Количество мандатов

Партия Регионов

27,4

165

БЮТ

12,7

76

Блок «Наша Украина»

10,1

60

СПУ

6,3

38

КПУ

6,2

37

Народный блок Литвина

3,4

20

Пора-ПРП

3

18

ПЗУ

3

18

Блок Костенко-Плюща

3

18

Блок Витренко

1,8

-

Блок «Не так!»

1,4

-

Блок НДП

0,5

-

ЛПУ

0,5

-

«Зеленая планета»

0,3

-

Блок Кармазина

0,3

-

При таком перераспределении НУ теряет целых 45 мандатов, однако в парламенте получает три дружественные силы с 54 голосами. Выигрыш в данном случае составляет всего девять мандатов, однако теоретически именно эти мандаты позволяют создать в ВР слабое, но чисто «оранжевое» большинство из 228 штыков.

Такими выходят арифметические расклады. Другой вопрос – возможно ли применение столь сложных технологий в сегодняшних условиях? И нужно ли вообще это лидерам? Об этом «Трибуна» спросила политологов.

Кость Бондаренко :

–Дело в том, что использование таких технологий – вещь в принципе недоказуемая. Всегда тот, кто немного не добрал голосов, говорит, что его обделили, забрали, недодали. Это традиционный ход.

Однако теоретически подобные манипуляции возможны, и о них говорят. Сейчас, например, уже есть разговоры, что Партия регионов предлагала Блоку «Не так!» купить у них пару процентов голосов. Технологически это осуществимо: дается указание в Донецкой, Луганской областях, условно говоря, «досыпать» два процента блоку «Не так!», и дело сделано. Но вот проводить в парламент Витренко Янукович не заинтересован. Она пасется на его электорате и при этом не платит. И главное, неподконтрольна ему.

Что касается «оранжевых», то НУ может поделиться процентами с ПРП-Порой, дать им возможность «урвать» у Тимошенко. И с Витренко, чтобы «урвать» у Януковича. Дело в том, что Витренко может работать только тогда, когда работает с властью, с администрацией президента. Сама по себе она не может существовать. Вообще, я думаю, НУ поступила бы разумно, проведя в парламент даже Медведчука. Если бы у них было стратегическое мышление, они бы поняли, что Медведчук в парламенте им выгоден на 100%.

Дмитрий Выдрин:

-Сразу скажу, что на нынешних выборах такие технологии не будут применяться. Главным условием применения столь сложных технологий является наличие технолога, то есть человека, управляющего технологическим процессом. Таким технологом был президент Леонид Кучма, который звонил «зеленым» и говорил: ребята, два процента – туда. И так далее. Сегодня такого технолога нет. Поэтому, к счастью, у нас нет и технологии.

Я не исключаю, что партии смогут сами договориться, но за деньги. То есть какая-то маленькая, но гордая партия вполне сможет «слить» свои голоса крупным. Но обратный процесс невозможен, большие партии не будут питать «мелочь». Власть не имеет обратного тока. Если власть течет в одну строну, то против этого движения невозможно грести. Условно говоря, если у тебя 30% то ты будешь стремиться набрать 40%, но никогда -25%. Даже если последний вариант выгоден, и ты получишь больше голосов в парламенте. Это противоречит политической ментальности, которая заключается  в том, что нужно брать и нельзя отдавать. Политики умеют брать, отдавать не умеют.

Вадим Карасев:

–Скорее всего, такие технологии невозможны. В 2002 году решение, у кого и сколько отнимать, принималось в одном кабинете. В кабинете на втором этаже на Банковой. В этом году таких кабинетов нет. То есть кабинеты есть, но такие вопросы в них не могут решаться. Потом, пойдет ли на это Ярослав Давыдович и ЦИК? Зачем им это?

Что касается Партии регионов, то тут есть еще какой-то резон поделиться со своими сателлитами и получить своеобразный фракционный вассалитет в парламенте. Но для ПР сейчас важна каждая копейка, каждая доля процента. Потому что все поствыборные коалиционные расклады и все политические надстройки будут зависеть в том числе от разрыва между ПР и вторым призером. Чем больше разрыв, тем больше у ПР претензий на формирование коалиционного правительства и на премьерство.

В ПР понимают, что очень трудно будет сформировать чисто оппозиционное правительство. Это сценарий дестабилизации, и кто в нем выиграет, никто не знает. Намного лучше формировать коалицию с НУ, но на выгодных для себя условиях. Одно дело, когда разрыв 2-3%, и тогда у НУ будут все основания требовать для себя пост премьера. Другое – когда 7-8%, и тогда ПР будет вступать в коалицию с НУ, но уже сама претендуя на пост премьера.

Коалиция же ПР с Витренко и блоком «Не так!» нереальна, она не нужна Партии регионов. Запад такую коалицию и такую власть не примет, а им нужно легитимизировать свою победу на Западе, а не в России. Потому им нужно вростать в истеблишмент, нужно создавать коалицию с НУ.

С другой же стороны идет борьба за влияние оранжевого электората. Поскольку это важно для будущих президентских выборов, для участия в коалиционном правительстве, для недопущения Тимошенко на пост премьера. Потому НУ никакой процент не отдаст Плющу, более того, если сможет – заберет его. Для них этот процент сверхважен, он больше, чем простая арифметика. Каждая десятая доля процента на вес десяти процентов. Поэтому здесь, простите, никто по-братски и по справедливости делить не будет. Все будет очень жестко и прагматично. Это уже не та система, когда в рамках одного завода ресурсы перебрасывались с одного участка на другой, и создавался общий позитивный баланс. Сегодня каждый за себя.

Владимир Фесенко:

-Относительно перераспределения голосов, еще можно поспорить, кому добавляли, а у кого отнимали. Например, я слышал от источника очень авторитетного и осведомленного, что КОПам в Днепропетровской области как раз добавили. Так что кто его знает, кому добавляли, и от кого «откусывали». Оценить это невозможно.

Если политтехнологи в ПР будут мыслить и действовать разумно, и если они будут иметь возможность добавить голосов своим сателлитам в том же Донбассе, например, то применение такой технологии в принципе возможно. Более того, насколько мне известно, уже действуют некие «фирмы», которые предлагают продавать голоса. По сути, они продают услуги членов местных и территориальных комиссий. Так что тут может быть помощь со стороны не только партий, но и вот таких посредников. Я не исключаю, что Витренко и «Не так!» могут попросту прикупить недостающее число голосов. Во всяком случае, по поводу Витренко, учитывая очень неплохое финансовое положение блока и наличие покровителей в России, можно предположить, что они таким ресурсом могут воспользоваться. Хотя и те же Регионы имеют админресурс в Донецкой области и могут помочь аутсайдерам.

Главное, теоретически это возможно. Я не исключаю, что подобную технологию попытаются задействовать, но на практике этому существует ряд помех. Во-первых, для осуществления «переброса» надо иметь централизованную систему получения информации о голосовании и корректировки этой информации. То есть то, что, судя по всему, делалось на президентских выборах и раньше. Как функционировала эта система, сегодня никто сказать не может. Говорят о параллельном сервере, но только в общих чертах. Но в любом случае для использования столь сложных технологий необходимо иметь что-то вроде такого сервера.

Ведь главная сложность – в количестве «переброса». Сколько хватит голосов, сколько – нет. Потому что могут у себя оторвать, но этого будет недостаточно, чтобы провести в ВР других. То есть процесс нужно контролировать в масштабах страны. Это гораздо проще делать на местных выборах, и допускаю, что подобные технологии будут применяться на выборах мэров тех или иных крупных городов. Там, где местный градоначальник контролирует городской теризбирком. В масштабах же всей страны без «параллельного сервера» и оперативного реагирования осуществить это невозможно. Можно теоретически подсчитать, на глазок, например, что Витренко нужно добавить сто пятьдесят тысяч голосов. И можно попытаться это сделать. Но вдруг Витренко наберет не 2,5%, а 1,5%? Так что сделать это будет непросто.

Что касается НУ, то в отличие от ПР и ее сателлитов, здесь проблема, которую НУ никак не может решить. ПР гораздо проще договориться или решить вопрос на основе материальных стимулов (они помогают, но взамен берут сателлитов «в аренду» в парламенте). У «Нашей Украины» же есть проблема по имени Тимошенко. НУ в принципе тоже могла бы теоретически договориться с дружественными партиями и «протащить» их в ВР. Но она сильно в таком случае занижает свой показатель, чем обязательно воспользуется Тимошенко. НУ принципиально важно выиграть у блока Тимошенко. Без этого будут проблемы с созданием полноценной «оранжевой» коалиции.

Кроме того, для реализации таких технологий нужен единый центр принятия решений, авторитетный для всех сторон операции. Допустим, чтобы действовал параллельный сервер, должен дать отмашку президент, дать конкретное четкое недвусмысленное указание. Я очень с большим скепсисом отношусь к возможности применения такой технологии в «оранжевом» лагере. Возможно, попытаются немного помочь ПРП-Поре, но и то вряд ли. НУ сегодня нужен результат, это первое. Второе – это организационная расхлябанность, если не сказать бардак в штабе НУ. Знаете, когда я слышу словосочетание «НУ-админресурс» мне становиться смешно. Поскольку админресурс – эта штука, которой еще нужно уметь пользоваться, это довольно сложная система. Ну и, наконец, я думаю, ЦИК попросту не пойдет на это. Эти три фактора очень снижают даже теоретическую возможность использования данных технологий в «оранжевом» лагере.

А вот что касается «донецких», то источник принятия решений у них, не исключаю, может быть внешний. В Москве Януковичу и его аппарату могут сказать: надо поделиться с Натальей Михайловной. Чтобы делиться с Медведчуком, Регионалы должны быть весьма щедрыми, и вопрос – пойдут ли они на это. А вот в отношении Витренко указания могут быть достаточно жесткие.

Виталий Рябошапка, "Трибуна", 20 февраля 2006 года.




Предыдущие материалы из раздела
В.Карасев назвал пять реальных конкурентов Януковича и Тимошенко на президентских выборах
Вчера, 13:26
В 2015 году конкурировать на кандидатство в президенты Украины может политическое поколение второго эшелона от 40 до 50 лет. Это, в частности, могут ...
"Україна, на відміну від Білорусі і Росії, - це поки що напівавторитарний режим" - Карасьов
Вчера, 13:24
Політичні переслідування  в Україні зникнуть тільки тоді, коли опозиція мобілізує людей. Про це в інтерв'ю Gazeta.ua розповів керівник ...
ОППОЗИЦИЯ ПОКА НЕ ДЕМОНСТРИРУЕТ АЛЬТЕРНАТИВЫ ВЛАСТИ – ЭКСПЕРТ
17.05.2012, 13:26
Ложным и некорректным называет директор Института глобальных стратегий, политолог Вадим Карасев использование объединением «Батькивщины» и «Фронта ...
Скандал с Карпачевой ударил по имиджу власти
17.05.2012, 13:24
  По заявлению БЮТ, против Нины Карпачевой возбуждено уголовное дело и экс-омбудсмен вынуждена спасаться от преследования за границей В ...
Кто мешает Азарову
17.05.2012, 13:22
«Комментарии» узнали, на каких «сценаристов» намекал премьер, объясняя причины наших евроинтеграционных «пробуксовываний» Выступая перед ...
От депутатского самопожертвования избирателя уже тошнит - Карасев
16.05.2012, 13:36
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев уверен, что призывами к отмене депутатской неприкосновенности избирателя легче оттолкнуть, чем ...
Аналитика
 Архив