Вадим Карасев
09.02.2004, 16:08


«Февральское отречение» Президента. Итоги недели (2 – 8 февраля)

Возможно, со временем прошедшую неделю определят как историческую, рубежную, парадигмальную и прочее. Начавшись в воскресенье, не «доживя до понедельника», с интервью Леонида Кучмы «Эпицентру», она подвела черту не только под сверхзамыслом политреформы (пролонгация разными способами полномочий действующего Президента), но и под целой политической эпохой. В упомянутом интервью, а затем и на встрече с лидерами фракций, Президент отрекся от третьего срока, фактически вышел из активной игры на стороне одной из политкоманд, сделав самозаявку на роль посредника, или, говоря словами Бисмарка, «честного маклера», вошел в эпоху пост-своего-имени и пошел в направлении истории, осваивая подзабытую и пафосную стилистику справедливого народного правителя, гаранта демократии, социальной стабильности, борца с коррупцией и прочее.

Стало ясно, что власть готова к компромиссу, в том числе и к «выковыриванию изюма из булки» - статьи 103 из политической реформы - и согласна на основное требование правосоциалистической оппозиции – сохранение прямых выборов Президента сроком на пять лет. Все остальное известно… Социалисты поддержали усилия большинства и КПУ по разблокированию парламента и голосованию по законопроекту Медведчука-Симоненко. 304 голоса, то есть конституционное большинство, свидетельствуют, что камень преткновения – статья 103 (точнее, ее изъятие) – стал точкой соприкосновения фактической коалиции, способной продавить конституционную реформу без Ющенко и Тимошенко. Неучастие «Нашей Украины» в голосовании, и более того, попытка блокирования, показала неготовность «НУ» обрести золотую середину, в которой сходятся стратегия и тактика. Результативным голосованием власть не только разблокировала работу ВР, погасила очаг политического и международного кризиса, но и, благодаря тактической ригидности «Нашей Украины», перехватила и реализовала ее основное требование, выставив правую оппозицию проигравшей противником реформ и оставив ей роль античного героя, восклицавшего: «Горе тому, кто сказал мое без меня!».

Подлинным же героем недели (не античным, а политическим) стал лидер социалистов, прочитавший интригу и рассчитавший ходы в складывающейся новой игре. Безусловно, верно указывают, что курс на парламентскую республику – программная цель социалистов – единственная благоприятная среда для жизни небольших, но сильных партий. Но все-таки основное, как кажется, в другом – выбрав линию на «самостийность» от «НУ» и БЮТ и институционно поддержав власть, лидер СПУ занял потенциально выигрышное место в позиционной структуре будущих президентских выборов. В определенных раскладах на него могут сделать ставки. И не только оппозиция, но и часть правящих элит, недовольных безысходностью выбора между Януковичем и Ющенко.

Для власти же поддержка Мороза оказала «размораживающий» эффект в судьбе реформы. Для нее (власти) выигрышными являются несколько моментов. Во-первых, это легитимация голосования 24 декабря, что крайне важно в полемике с ПАСЕ и другими европейскими институтами. Во-вторых, релегитимизация реформы, которую теперь поддерживает, и даже больше, чем правящая элита, значительная и авторитетная часть оппозиции. В-третьих, располовинивание оппозиции и политическая полуизоляция Ющенко и «Нашей Украины». В-четвертых, использование фактора Мороза и КПУ в «борьбе за компромисс» с неготовыми к переходу на пропорциональные выборы, но готовыми к саботажу мажоритарщикам. СПУ, КПУ и наиболее влиятельная – партийно-ориентированная – часть властной элиты, выступают против размывания партийного «пакета» будущей власти «однопроцентными миноритариями». В-пятых, возможность для формирования большой левоцентристской оппозиции и лево-ориентированного партийного режима в случае избрания Ющенко Президентом и отхода к нему части нестойких и безыдейных центристских сил.

«Февральское отречение» и «февральское размораживание» политреформы – разумеется, самая осязаемая, но не единственная интрига. Тем более, что картина незакончена. Украинская политика особо подвержена реверсии (не только в прокачке нефти) – откатам, отливам, отыгрываниям позиций и прочее. Поэтому все возможно и возможно все. И тем не менее, уже не гипотетично выглядит картина демократического способа передачи власти (через выборы), в том числе и от власти к оппозиции, и переход к парламентской логике формирования власти. Остается посмотреть, что предпримет оппозиция перед неумолимо приближающимся фронтом политреформы, а что – правящая элита, взойдя на Голгофу президентских выборов.

http://www.glavred.info/