Об институте Аналитика Мониторинги Блоги Вакансии
   
06.06.2006, 18:24


Нова система державної влади: політ-економічний погляд на роль бізнес-асоціацій.


05 червня в Києві відбулась Національна Конференция бізнес-кіл "Бізнес та політичні партії: вимоги змін". Метою конференції було обговорення змін та нових можливих форматів діалогу між бізнес-спільнотою та владою. Свій погляд на проблему взаємозв язків бізнесу та влади висловили запрошені українськи політологи: Вадим Карасьов , директор Інститу глобальних стратегій та Андрій Єрмолаєв , президент Центру соціальних досліджень “Софія.

Нова система державної влади: політ-економічний погляд на роль бізнес-асоціацій.

Виступ В.Ю Карасьова:

Говоря об основных чертах формирующейся новой системы власти, я бы выделил четыре измерения нуждающихся в хорошем аналитическом прояснении и артикуляции.

Первое - тренд партийности. Мы вступили в партийную эпоху. На фоне партизации власти, происходит общее укрупнение партий. Если говорить в терминах партийности, многопартийности, то мы находимся где-то посредине между двухпартийной и трехпартийной системами. Cоциалисты и коммунисты, традиционно идеологические партии, по итогам выборов стали партиями нишевого типа и фактически будут играть роль инструментативную при любом коалиционном раскладе. Формирование партийного правительства, консолидация партий, проблема партийной мобилизации масс становятся сегодня основными. Партии будут влиять на бизнес и бизнес по-разному, исходя из тех позиций, которые он занимает в обществе, будет влиять на политику.

Второе измерение связано с постепенным разделением политического и административного начал в системе власти, так как у нас они политически-административно-экономически взаимосвязаны. Именно связь власти и собственности, тесное переплетение экономического, политического и административного начал, соединение власти и бизнеса характеризовало предыдущую эпоху. Президент был главным “олигархом”, который распределял, арбитрировал интересы основных крупных финансово-промышленных групп. Сегодня Президент уже не может и не хочет быть главным “олигархом”, но вопрос в другом: либо партийные руководители станут коллективными партийными экономическими олигархами, либо система все-таки будет изменяться с тем, чтобы партии непосредственно отделялись от собственности и от бизнеса, занимались политической и идеологической работой, электоральной и политической мобилизацией людей. В этом случае экономическое начало и бизнес будут постепенно становиться менее политизированными, но не без политического влияния в целом. Административное начало, то что мы называем бюрократией веберовского демократического типа будет консолидироваться, трансформируясь в новую модель государственной службы со сменой механизмов принятия решений, исходя из критериального сочетания партийно-политического, экспертного, прагматического начал.

Третья особенность власти сегодня - это переход на коалиционные принципы работы власти и политики в целом. Для Украины это тем более важно, поскольку Украина страна сложносоставная. Это значит, что в Украине невозможно получить однопартийное большинство. Более того, однопартийное большинство было бы катастрофичным для Украины, поскольку оно навязывало бы свое видение одной части Украины всем остальным. В этом и есть сложность коалиционной политики, к которой мы не привыкли. Она откладывает какие-то эффективные решения, склонна к кулуарным, “пактовым” практикам власти, которые, конечно же, будут сказываться на общей политико-экономической ситуации. Сейчас актуален вопрос - как формируется эта коалиция? Мы видим, как тяжело ведется коалиционный торг и не только по причинам амбиций политических лидеров, а по многим другим, более фундаментальным, культурным, идеологическим и др. конфликтам и противоречиям.

Четвертая особенность новой системы власти – это необходимость формирования новой административной системы, которую можно назвать – менеджментом плюрализма. Старая командно-административная система разрушена, поэтому, создавая новую систему или структуру необходимо научиться менеджерировать не только на уровне центральной власти, но и на уровне региональной власти, так называемой власти администраторов. Подобный плюрализм отношений, разных интересов, потенциалов со временем даст возможность выстроить новую систему эффективного администрирования. Начиная с очень важной для бизнеса и для всех в Украине налоговой системы и заканчивая конкретными вещами, такими как: уровень барьера выхода на рынок, проблемы малого и среднего бизнеса, проблемы, связанные с этической и административной поддержкой.

Общим знаменателем перечисленных основных новых черт системы государственной власти является колоссальное давление избирателей. Согласно всем канонам политологии сверх-политизированность населения опасна, гражданская культура возникает в умеренной политической активности. Сверх-политическая активность “рвет башню” у избирателя и у политика. Поэтому сегодня политики и административные политические элиты должны учитывать подобную сверх-политизированную общественную активность, но даже не это главное. Главное то, что в Украине основным социальным кливажем, вокруг которого формируется политика и происходит группобразования, является кливаж между сверх-богатым меньшинством и бедным большинством. Не следует это путать с правыми, левыми, потому что бедное большинство может быть как правым, так и левым, оно может поддерживать как консервативную политику, так и левую социал-демократическую политику. Этот кливаж проявил себя на выборах 2006 года. Бедное большинство и сверх-богатое меньшинство, причем низший класс, так называемый новый “андеркласс”, - это люди, которые проиграли от экономических реформ, и полученная соответствующая травма, сказывается на их предпочтениях в восприятии экономических идеологий политических партий.

Есть еще один кливаж – ментальные различия, которые идут традиционно по границе Запад / Восток, что тоже проявилось на выборах 2006 года. Наши партии строятся во многом на региональной основе, однако, основным структурообразующим нынешнюю украинскую политику кливажем и стимулом активной политизации масс является кливаж сверх-богатое меньшинство и бедное большинство.

Проблемы, с которыми сталкивается Украина в рамках основных очерченных особенностей формирующейся системы власти.

Партии - это единственный легитимный институт, который агрегирует интересы и имеет право на выражение общего интереса. Если партия не борется за общенациональную идею, за общее благо, она не может называться партией, это скорее бизнес-ассоциация. Хитрость в том, что партия - это часть, которая не может не иметь претензий на целое, претензий на власть и реализацию национальной программы как она это видит. Конкуренцию партии обеспечивает то, побеждает ли на определенном этапе одна программа партии или же коалиция компромиссов.

Проблема наших политических партий в том, что они не дотягивают до того статуса, который в политологии называется “хранитель ворот”. Лоббизм есть везде, бизнес во всем мире влияет на политику, в том числе и через партии. Но партии это такая штука, которая в силу ее общенациональной заряженности фильтрует бизнес-лоббизм и таким образом “охраняет ворота”. Что-то действительно нужно пролоббировать и включить в программу, что-то не ко времени, а что-то вообще не позволительно впускать в политику. Наши партии эту функцию не выполняют, потому что имеют слабые идеологии, во многом до-рефлексивные. Это, прежде всего, экономические идеологии, они больше интуитивно описательные или эмпирические и в этом смысле идеология не выполняет свою нормативную функцию. Идеология должна давать норму, к чему должно стремиться общество в понимании той или иной политической силы.

Во-вторых, партии строятся на бизнес основе. К примеру, “Наша Украина” имеет несколько фракций: административных, бизнес, национал-демократических. Партия Регионов тоже олицетворяет бизнесово-корпоративные интересы, связанные с рядом гегемонных отраслей украинской промышленности, прежде всего, металлургией. А партийных организаций, которые формировали бы чисто партийные кадры, проводили бы селекцию политических элит, формировали эту политическую элиту и выставляли ее на правительственные посты, пока нет. В партии больше бизнесменов, которые пришли из бизнеса. Это конечно лучше, чем если бы они просто давали депутатские места на откуп старой постсоветской бюрократии или администрированию. Но тем не менее личное присутствие бизнеса в политике сейчас создает колоссальные проблемы. В этой связи возникает вопрос - смогут ли партии подняться до уровня партий общенационального видения или они все-таки будут “заточены” на интересы, которые им ближе в силу опыта их бизнеса и понимания тех задач, которые связаны с этим бизнесом.

Наши партии очень трудно поделить на “правые”, “левые”. Если взять крупные партии, то это партии, которые в политологии называются “catch-all”, в дословном переводе – “схватить все”. Все крупные политические партии хотят “схватить” и на правом фланге, и на левом, и из бедных, и из богатых, и из среднего бизнеса, лишь бы в кошелку голосов, что конечно же размывает основные программные установки, экономические доктрины. По результатам выборов выиграли крупные партии “catch-all”, а не идеологические Соцпартия и Компартия. Потому что мы имеем общество, которое социально аморфно, размыто, нет классовой дифференциации, нет класса гегемона. В рыночных условиях буржуазия класс гегемон, на базе которого и строится вся государственная, идеологическая и нормативная машина. Эта размытость, конечно, провоцирует партии работать азимутом, нежели иметь более менее четкую идеологическую программу. Возможно, в нынешней ситуации для наших партий более соответствующим является известное политологическое выражение – “ясность позиций дорогостояща”. Как только говоришь ясно, что-то теряешь.

Следующий момент, связанный с группами интересов. Если взять наш “крупняк” партийный и углубиться в экономические интересы, то можно выявить ряд до-рефлексивных экономических идеологий.

Если говорить о Партии Регионов, то здесь в, скрытом виде доминирует модель нелиберальной либерализации. Крупный бизнес заинтересован, чтобы развивалась рыночная экономика, но только в коридоре, который выгоден крупному бизнесу. Эта нелиберальная либерализация, которая нужна сегодня нашей экономике, чтобы дать допинг экономической свободы и возможность уйти от того, что сегодня, называют экономическим апартеидом, когда небольшой слой может заниматься экономикой в свободном и преференциальном режиме, а остальные вынуждены экономически выживать.

Подобная идеология и ее риски хороша тем, что двигает либерализацию. Риски – консервация полумодернизированного индустриального общества, которое у нас осталось после развала Советского Союза. Ставка на крупную тяжелую промышленность, металлургию, не даст технологического толчка для модернизации и экономической свободы.

БЮТ - это больше социально-консервативная повестка со смесью социал-либеральной и социал-демократической. Эта сила не столько популистична, сколько опирается на стихийный потребительский либерализм. Ставка на импорт, а не на экспорт, как у Партии Регионов - это ставка на потребительский либерализм, который складывается не потому, что кто то так хочет, а потому что только так будут создаваться условия для формирования малого и среднего бизнеса.

НСНУ - национально-либеральная, прагматически-либеральная фракция, так как по сути имеет либерально-консервативную и социально-либеральную повестку дня в экономике и социальной политике.

В ходе 2004-2006 годов в Украине произошло позитивное явление - был сметен слой постсоветской бюрократии, но пока новой бюрократии веберовского типа нет и ее надо формировать. Партии и крупный бизнес готовы заняться устранением подобного дефицита новой бюрократии. Партии будут выдвигать представителей корпоративного менеджмента на посты в правительстве. И тогда на смену постсоветской бюрократии в Украине к власти придет новая бу-рократия, то есть класс бу-ржуазии.

 

Виступ А. Єрмолаєва:

Что было известно бизнесу в плане работы с властью последние 10 лет? Это четыре модели:

1. Модель коррупционная – способ выживания бизнеса, который был тесно связан с властью.

2. Нужно самим идти во власть. Раз уж не получается договориться с государством надо самим войти либо с мандатом, либо в министерство.

Я надеюсь, что в ближайшее время будут реализованы две новые модели, которые не являются открытием, но выглядят более демократично, адекватно для той представительской власти, которая реализована сейчас благодаря политической реформе.

3.Тактика поведения политических инвестиций. Лучше нанимать политическое лобби, чем баловаться в мандаты, лишаясь статуса капиталистов.

4. Механизмы цивилизованного лоббизма.

Представительная модель демократии является более выгодной для делового класса, в широком смысле слова бизнес-класса. Она более прозрачна, решения принимаются, обсуждаются, открыто это видно, усиливается роль общегражданского контроля, а не только делового контроля, усовершенствуются механизмы правовой защиты и т.д. Но есть одна проблема, которую нам всем необходимо учесть - переходной этап, который предстоит пережить это этап олигополии. Это не хорошо и не плохо после эпохи когда олигархи практически держали в своих руках все государство, делили между собой министерства, и сутью олигархического механизма была теневая разработка, реализация через примитивные постановления и распоряжения решения, будь то приватизация или что иное, то период олигополии - это легализация капиталистического статуса.

Все мы знаем, что капиталисты сейчас в парламенте, они будут работать в комитетах. Могут, конечно, организовывать поддержку в компаниях своих интересов, но уже легально, сталкиваясь с другими конкурентами. Я надеюсь, что этот этап будет сложным, но не долгим. В ближайшее время престиж и статус капиталиста будет возвращен, олигархи вернуться на предприятия и будут финансировать профессиональный политический клан. Но это усложняет положение малого и среднего бизнеса, потому что он по-прежнему остается “падчерицей”.

Вторая проблема связана с периодом олигополии. Если ранее бизнес просил защиту, то теперь это время прошло, из “падчерицы”, которая на ряду с обездоленным пенсионером, рабочим, который тоже нуждается в правовой защите, сейчас деловой класс превращается в класс капиталистов со сложной внутренней иерархией, бедными и богатыми, но, тем не менее, их объединяет одно – этот класс начинает лоббировать максимальную прибавочную стоимость. В этом смысле нас в ближайшее время ожидает очень серьезный онтологический поворот в социальных взаимоотношениях. Социальная ответственность у избирателя в сознании будет постепенно перекладываться от государства на власть.

Что с этим делать и как к этому относиться?

Во-первых, необходимо изменить свою социальную политику. Мир родил много практик, которые позволяют деловому классу в целом лоббировать свои интересы, не допуская социальных конфликтов – так называемая политика социального партнерства. Но в нашем случае в Украине, где мы проходим специфическую, не выписанную еще в учебниках модель постсоциалистического капитализма, социальное партнерство должно строиться на тактике – отвечать за двоих. В позиции бизнеса должен быть включен значительный заряд социальной защиты, то, что в социальной политике называется социальной ответственностью.

Как это должно быть реализовано? Такого рода вопросов много и это формирует новые требования тем общественным структурам, которые создаются бизнес классами. Необходимо искать способы и технологии налаживания нового качества контактов между организованным движением.

Второй момент – взаимоотношения менеджеров и собственников. Может быть, для постсоветских экономик это менее важно, у нас нет еще наследственного капитала. С точки зрения уровня вопроса я не открою тайну, ключевые стратагемы разрабатываются в среде крупного капитала, у них есть возможность непосредственно влиять на принятие политических решений через представительную демократию, а малый и средний бизнес остается в ситуации младшего брата. Создает общественные ассоциации, пытаясь как-то через СМИ представить свои интересы.

Идеально выхода нет, но это еще одна функция общественных организаций, представляющих деловой класс. Первое, отвечать за двоих и второе – решение проблемы консолидации интересов собственников, менеджеров это два новых требования к общественным организациям, представляющим интересы делового класса.

В ближайшие несколько лет вектор, связанный с вниманием наемного труда, будет перемещаться от государства к бизнес классам.

Еще один момент - проблема взаимоотношений с государством. Одно из противоречий политики социального партнерства в том и состоит, что в этом треугольнике присутствуют: государство; наемный труд представленный, например, профсоюзами и деловой класс. Проблема в том, что деловой класс в итоге лоббирует прибавочную стоимость, наемный труд лоббирует больше социальных льгот, новые тарифы, собственно другие механизмы, другие пропорции перераспределения. Государство в зависимости от выбранного цикла политика либо тяготеет к либеральной модели, что означает перекладывание социальной ответственности на бизнес класс, либо к патерналиской модели, т.е. берет все на себя, а для бизнес класса это оборачивается налогами и прочим.

Идеального выхода нет, по этой модели живут все развитые демократии. Учитывая специфику украинского капитализма в бизнесе надо нарабатывать практики двойной ответственности.

Направления дальнейшей самоорганизации бизнеса, делового класса.

Дальнейшее развитие лоббиских структур, профессиональных, отраслевых гильдий, общественных организаций связанных по своему характеру с профсоюзным движением. Если в первом случае - гильдии, как правило, объединяют крупный капитал, то профсоюзные организации, как правило, мелкие само эксплуатирующиеся части бизнес класса. Основная функция этих организаций это публичное лоббирование интересов делового класса, это касается налогообложения, администрирования, антимонопольной борьбы и т.д. Сейчас действительно формируется качественно новая политическая система – институт представительского мандата, представительская демократия от парламента до современного самоуправления, которому еще предстоит научиться формировать свои исполнительные структуры, организовывать команды и т.д. В этом плане, я считаю, очень перспективным формирование системы консалтинговых структур делового класса по всей этой представительской вертикали. Более того, для Украины крайне важно научиться считать политические стратегии, с которыми политики идут во власть с бизнес стратегиями регионального капитала. Мы уже не вначале, но еще не видим той структуры экономики, которую необходимо создать, мы перелопатили все советские планы разделения труда, не управляем миграцией рабочей силы, поэтому все это нам предстоит делать сообща бизнес-классу и представительной демократии.

Следующий момент - политические инвестиции. Я сторонник максимально либеральных подходов. Бизнес-класс должен быть заинтересован в прозрачной системе инвестирования партий. Попытки найти доллар, который гуляет по счетам, приводит к тому, что вся политика в тени. Либеральная, прозрачная система инвестирования в политический проект позволяет, во-первых, самому не идти туда, во-вторых, спросить за рубль, и, в-третьих, создать, наладить понятный механизм взаимодействия.

Следующее направление. Необходимы форматы тесного сотрудничества с профсоюзным движением. Сейчас малый и средний бизнес находиться на грани, хотя и звучала мысль, что в Украине нет еще классовой структуры, но она скоро будет сформирована. Украина - индустриальное государство с классической социальной инфраструктурой и только то, что был затянут переходной период создавало эту социальную диффузию, в условиях стабильности я вам гарантирую формирование классической социально классовой структуры, присущей индустриальному государству, которая моментально будет отражена в политике. Работайте на опережение, создавайте новые форматы сотрудничества между профсоюзным движением и общественными организациями, гильдиями, деловыми ассоциациями, создавайте на этой основе советы. Не давайте возможность профсоюзам уходить в политически протестую игру, ибо проиграете вы, а не государство.

Особенность Украины в том, что деловой класс должен думать не только о социальной ответственности, но сейчас уже и возложить на себя ответственность за национальные проекты. А это означает без гуманитарных инвестиций не выжить. Я думаю, что этот год показал на самом деле глубину излома и кризис социального управления, который сопоставим разве что с 16 годом Российской империи. Я думаю, что в Украине появляются предприниматели, бизнес разного уровня, который готов инвестировать в национальный проект как таковой, в интеллект будущего.

"Інститут глобальних стратегій", 06 червня 2006 року.




Предыдущие материалы из раздела
«На скільки ефективним буде новий прем`єр-міністр України?»(ЕКСПЕРТ-ОПИТУВАННЯ)
19.12.2007, 16:46
18січня Юлія Тимошенко була призначена на посаду прем’єр-міністра України. У зв’язку з цим «Центр досліджень політичних цінностей» звернувся до ...
Премьер на год
19.12.2007, 14:46
Карьеру Тимошенко решил один голосВчера Юлия Тимошенко стала премьером Украины, получив в Раде 226 голосов депутатов «оранжевой» коалиции -- «Блока ...
Карасев: Есть основания для переизбрания мэров Киева и Харькова
19.12.2007, 13:57
Политолог Вадим Карасев считает, что сейчас есть политические основания для переизбрания мэров Киева и Харькова. По словам политолога, ...
ЮЛИЯ ТИМОШЕНКО – НОВЫЙ ПРЕМЬЕР-МИНИСТР УКРАИНЫ
18.12.2007, 19:41
Избрание Юлии Тимошенко премьер-министром Украины – это свидетельство того, что в Украине складывается парламентско-электоральный механизм ...
Чат с Вадимом Карасевым на "Обозревателе", часть 2.
18.12.2007, 16:46
105. Lika: Вы говорите, что главная ошибка Тимошенко - её президентские амбиции. А может это не ошибка, а стратегия. Народ устал от ...
Украина - это геополитический бисексуал. Часть первая
18.12.2007, 14:51
Какая Россия нам нужна? Какие процессы разворачиваются в Евразии? Где место Украины в новой геоэкономической и геополитической ...
Аналитика
 Архив