Об институте Аналитика Мониторинги Блоги
   
12.03.2004, 14:10


Украина предвыборная и Россия поствыборная: Кучма до и Путин после


Через два дня в России состоятся президентские выборы, результат которых изначально известен.
Поэтому конкуренция и дискуссии уже давно ведутся не вокруг того, кто станет следующим президентом РФ, а о повестке дня Путина ІІ. В то время как в Украине еще не до конца сформированы правила игры, по которым произойдет (или, скорее, не произойдет) смена власти и, соответственно,  повестка дня сегодня «не на часі».

Разница не только в том, что РФ строит сильную президентскую власть, а Украина – наоборот, рассосредотачивает ее на несколько центров (президент, премьер, спикер). Новое российское правительство, а также несколько измененная его структура    управления и функционирования, показывают, что Россия начала формировать институт власти как таковой. А значит, независимо от того, кто будет следующим после Путина, ключевые институты государства с большей вероятностью будут работать, а позитивные достижения сохранятся. То есть, кроме преемника к 2008 году, нынешний президент РФ вполне может обеспечить и преемственность власти как таковую. В Украине же считают, что начинать надо с конституционной реформы, а потом приступить к административной, судебной и другим  реформам, которые собственно и делают государство дееспособным. Но, судя по всему, в Украине это случится нескоро (админреформу обещают уже лет 8).  

Как отметили ряд участников круглого стола «Выборы президента России и их влияние на российско-украинские отношения», состоявшемся на днях в Российском медиа-центре, любой претендент на пост Президента Украины проигрывает по сравнению с Россией, потому что всем очевидно, что создать стереотип демократического государства, которое контролируется обществом, по итогам и в ходе выборов не удастся ни одному из политиков.  

Но украинско-российские отношения были, есть и будут. Независимо от того, какой будет Россия при Путине-2, кто придет к власти в Украине и того, что страны уже начали развиваться по-разному. Точно также как и «внешний фактор» был, есть и, кажется, еще долго будет влиять на внутреннюю ситуацию в Украине. О новом правительстве РФ, о том, каким будет Путин ІІ, какими будут взаимоотношения поствыборной России и еще довыборной Украины, как повлияют уже проводимые реформы в России на еще неопределенные правила в Украине размышляют российские и украинские эксперты.

«Украина попадает на перекресток двух стратегий: Большой России и Большой Европы»

Вадим Карасев, Институт глобальных стратегий (Киев):
Если кратко охарактеризовать российские выборы, то это досрочная победа Путина и досрочное, безоговорочное поражение всех остальных кандидатов. Это ни хорошо, ни плохо, просто констатация факта. Хочу подчеркнуть одну вещь - мы уже сейчас интересуемся биографиями - премьер-министра, новых министров российского правительства. Это подчеркивает то, что выборы сделаны. И сделаны так, что Россия вступает в новый этап своего развития. Я согласен с газетой «Independent», которая пишет, «что с формированием нового правительства возникает настоящий старт России». Россия окончательно вышла из депрессивного цикла своего развития и вступила в активный, экспансивный цикл своей истории.

И здесь важно проанализировать, какие вызовы, в смысле стимулов, ставит новая Россия  перед Украиной. Еще четыре года назад в одном из комментариев я изложил схему периодизации российско-украинских отношений. Начало-середина 90-х: до - романтический этап развития двусторонних отношений, затем - олигархический этап, когда повестка дня и основные контакты осуществлялись на уровне олигархических групп. И третий – прагматический, который сегодня заканчивается. Сейчас Россия вступает в стратегический, проективный этап. Путин и российское руководство поняли, что никакая  прагматика не заменит стратегии, тем более активной, большой проективной стратегии. Поэтому сегодня Россия переходит к стратегической проективной политике, и первые проекты этой новый доктрины – ЕЭП, проблема транзита газа, нефти и так далее.

Ведь для России важно не просто создание ЕЭП. Она ставит  перед собой более амбициозную, истинно российскую цель – стать важным и нужным центром Европы. Россия всегда представляла собой восточный центр европейской политики, которая была утеряна с Октябрьской революцией, а затем в годы Холодной войны. Поэтому сейчас перед ней стоит задача – создать новый центр Восточной Европы, если хотите постялтинскую Восточную Европу, которая приходит на смену тому рыхлому постсоветскому околороссийскому пространству 90-х.

Сейчас многие российские политологи говорят о возрождении проекта СНГ. Я бы поменял местами первые две буквы. То есть, не СНГ, а НСГ – проект Новых суверенных государств. Которые, по сути, формируют пояс околороссийского пространства или своеобразный промежуточный пояс между Россией и расширяющейся Европой. Почему я именно так ставлю буквы? Потому что Европа становится наднациональной, постгосударственной. А Россия как раз желает сделать так, чтобы постсоветское пространство сформировало своеобразный пояс новых государств, которые фактически переживают новое издание государственностей в Европе, - это Украина, Белоруссия, кавказские республики, Казахстан, Центральная Азия и так далее. И в этом проекте создания Большой Европы важную роль играет, конечно же, Украина. Без нее нет большой России, поскольку задача состоит в том, чтобы на базе нового пояса суверенных держав воссоздать большую Россию, по крайней мере, экономически. Это и есть проект создания  большой экономической России.

Следующий момент – это границы России. Конечно же, не административные. Российская цивилизационная платформа намного шире, чем сегодняшняя РФ. Поскольку Россия сегодня переживает экспансионистский цикл, то понятно, что вопрос расширения негосударственных границ, границ влияния (через экономические элиты тех или иных стран, национальную буржуазию и так далее) становятся чрезвычайно тонкой материей для политиков внутри новых государств и для самой России. Проблема Тузлы и  делимитации границ входит в комплекс диффузности российских границ. Часто эта диффузность зависит от внешнеполитической и внутренней конъюнктуры страны. Поскольку сегодня и внешнеполитическая, и внутриполитическая конъюнктура в России благоприятны, поэтому можно ожидать, что расширение ее влияния несет в себе определенные вызовы для новых государств,  в том числе и для Украины. В связи с этим, Украина попадает на перекресток двух больших стратегий: со стороны России - удержать Украину в постсоветском пространстве и в рамках Большой России, в свою очередь, Европа пытается отнять Украину у российской культурной платформы. Поэтому борьба за Украину она будет продолжаться и в рамках этого цикла, приобретая новых своеобразных интересных форм.

Я бы посмотрел на российскую внешнюю политику в контексте новых назначений.  Поскольку Лавров назначен министром иностранных дел, я делаю вывод, что Россия выступает за модель глобального устройства мира - ООН плюс США, плюс Россия, плюс Европа, плюс Франция и т.д. Второе - поскольку Фрадков назначен премьер-министром и учитывая его опят во внешней торговле и представительства в ЕС, ставка на экономическое сотрудничество и ЕС будет очень большой. Третий момент – поскольку  Игорь Иванов назначен секретарем Совбеза, эта структура займется постсоветским пространством и теми проектами, которые связаны с большой Россией. По сути, два Иванова будут основными промоутерами новой российской политики на постсоветском пространстве.

Теперь об Украине предвыборной и России послевыборной. Я назову несколько проблем, которые возникают для России и ее руководства, учитывая очень сложную украинскую предвыборную динамику и те ставки, которые делает на Украину новая Россия.

Первая проблема - что делать с украинской национальной буржуазией, учитывая ее евроамбиции? В Восточной Европе – Чехии и Польше, например, - по сути, нет национальной буржуазии, она давно легла, сдалась трансъевропейским бизнесовым структурам. В Украине же есть национальная буржуазия, которая не хочет быть поглощена трансъевропейской буржуазией. Но она пока не знает, в чем ее выигрыш с российскими бизнес-группами, учитывая, что капитализм в России становится более  государственным. Поэтому для РФ очень важно будет решить проблему амбиций и автономности украинской национальной буржуазии.

Вторая – проблема ставок. До сих пор неизвестно, на кого ставить и кто является проходным кандидатом, который бы устроил Россию. Отсюда и третья проблема - как обеспечить беспроигрышное позиционирование? Поскольку очень важно после украинских выборов российскому руководству сохранить лицо, учитывая возможные не совсем приятные результаты.

И четвертая – «проблема ключей». Судя по тому, как развивается ситуация, в Украине после президентских выборов будет несколько центров влияния, центров принятия решений. Таким образом, «ключей» от украинской власти будет несколько. Один ключ -  у президента, другой - у премьер-министра, третий - еще у кого-то. И для России очень важно определится, сколько надо иметь ключей в связке (несколько или все-таки один), с помощью которых она более эффективно, предметно будет открывать двери украинской власти для реализации своих проектов.

«Не исключено, что человек, на которого поставит Россия, не одержит победы на президентских выборах»

Константин Симонов, Центр политической конъюнктуры России:
Действительно, результат выборов уже известен. Поэтому гораздо актуальнее вопрос, кто же такой Путин ІІ? И президент, как мне кажется, сделал правильное решение, не став затягивать с ответом на этот вопрос. По крайней мере, он уже сказал о том, что собирается делать.  Другое дело, удастся ему это или нет. А главное, понятно, с кем он намерен это делать. Я имею в виду то, что уже до выборов сформирован состав правительства. Поэтому уже сейчас можно делать вывод о том, на что собирается делать ставку Путин во время своего второго срока. Это, прежде всего, активное проведение либеральных реформ по всем направлениям. Создание комфортных разумных правил игры для развития частного бизнеса, попутно продолжение налоговой реформы, изменение структуры российской экономики, создание современной банковской и пенсионной системы. И  самое главное - повышение конкуренции в российском бизнесе. Не секрет, что несколько сырьевых корпораций, по сути, поделили не только весь сырьевой комплекс страны,  но и сопредельные отрасли. Вследствие чего уровень монополизации российской экономики просто колоссальный.  Вот это задачи, которые, как мне кажется, будут решаться.

В политической сфере тоже декларируется  создание эффективного государства, которое понимается как таковое, что дает возможность людям заработать деньги и их сохранить. То есть, гарантировать право заработать, сохранить собственность, те права, которые записаны в конституции. Состав правительства, кстати, это только подтверждает. Мы видим в нем присутствие довольно большого количества либеральных экономистов и усиление позиций тех, кто перекочевал из старого состава в новый, например, Герман Греф или Алексей Кудрин. В этом будет Путин-2. В концентрации ресурсов в руках первого лица. Я имею в виду контроль над Думой, контроль над правительством для решительного модернизационного рывка по всем направлениям и, прежде всего, нацеленного на обновление российской экономики и придание ей более современного, западного характера.

Что касается внешней политики, в частности по отношению к Украине, эта тема тоже была частично озвучена. То, что Россия хотела бы восстановить свои позиции на постсоветском пространстве и перестать быть, как сказал Путин, дойной коровой, - тоже не откровение. Поэтому можно ожидать попыток ужесточения курса СНГ. Но они, кстати, были и раньше. Например, ситуация с Тузлой, которая возникла из-за нашей страны. Или конфликт с отключением газа в Беларуси, который до сих пор не урегулирован.  Но опять же возникает вопрос, хватит ли ресурсов реализовать этот курс. Поэтому, я думаю, что  ожидать каких-то серьезных перемен на самом деле не стоит. Тем более, что и в Украине в этом году должны состоятся выборы, результаты которых можно прогнозировать гораздо с меньшей долей уверенности. В Украине должны понимать, что заявления, которые делает Путин, пока только декларации. По тем конфликтным линиям, которые были, видно, что ресурсов полностью реализовать курс даже на постсоветском пространстве, у России нет. Несмотря на ее желание усилить свои позиции в СНГ, они, скорее, пока только ослабевают.

Что касается  президентских выборов в Украине, думаю, Кремль хочет влиять на их ход. Но  слабость России на всем постсоветском пространстве заключается в том, что на самом деле нет ни в Украине, ни в других странах СНГ той элиты, которая делала бы однозначную ставку на партнерстве с Россией. То есть, даже те элитные группы, которые пытаются показать России свою дружбу, нельзя назвать полностью пророссийскими, которые делают ставку на российский курс. Поэтому, безусловно, Россия (в частности российский бизнес, который активно представлен в Украине) будет пытаться участвовать в избирательной кампании. Речь идет исключительно о выборе ставок на уже имеющихся кандидатов в президенты Украины. Но желания расходятся с возможностями. И попытки повлиять на итог этой кампании со стороны России, вряд ли, будут результативным. Во-первых, не на кого ставить. Во-вторых, я не исключаю, что даже тот человек, на которого поставит Россия, а это, видимо, будет премьер-министр Янукович, не одержит победы. Я делаю такой вывод, опираясь исключительно на результаты социологических опросов.

Вместо «украинского Путина» в Украине появится «украинский Фрадков»

Андрей Окара, политолог (Москва):
Новая структура российского правительства, а также его обновленный персональный состав следует рассматривать как продолжение путинской политики «технологизации» власти и «оптимизации» госуправления. Косвенно это подтвердил и сам Михаил Фрадков, заявив на своей первой пресс-конференции 10 марта, что значимость аппарата будет значительно возрастать.

Реорганизация высшего органа исполнительной власти — это начало той самой административной реформы, которую общество ожидало еще со времен «раннего» Путина. Сам же характер изменений свидетельствует о желании президента придать им имидж радикально-революционных. Судя по всему, управленческий процесс теперь будет осуществляться и позиционироваться не как медленное поступательное развитие, но как череда мобилизационных спецопераций, что, в принципе, может стать общим стилем правления Путина II.

Не стоит связывать отставку Михаила Касьянова и назначение Михаила Фрадкова исключительно лишь с предвыборной конъюнктурой. Угроза того, что явка на президентские выборы будет ниже 50%, выборы признаются несостоявшимися, а власть временно перейдет к главе правительства, который должен будет назначить новые выборы, крайне незначительна. Кроме того, если выборы будут признаны несостоявшимися из-за недостаточной явки, кандидат в президенты Владимир Путин сможет участвовать в повторных выборах. Да и общественный резонанс отставки правительства Касьянова и назначение правительства Фрадкова крайне незначителен, эти пертурбации не способны серьезно повлиять на рейтинг Путина и на результаты выборов.

На первый взгляд, укрупнение министерств, четкое разграничение полномочий между ними, создание трехуровневой исполнительной структуры, должно повысить эффективность управления.

Опасение вызывают следующие обстоятельства:
- реальное количество структур в исполнительской вертикали не уменьшилось, а увеличилось (как известно, зачастую борьба с бюрократизацией приводит к увеличению числа бюрократов);
- выработкой внутриотраслевой политики министерства будут заниматься самостоятельно, независимо друг от друга, что может породить отсутствие единообразия в исполнительской деятельности;
- большинство бывших министров сохранили свое присутствие в новом правительстве, хоть и в ином качестве;
- сохранение в правительстве Кудрина и Грефа, главных идеологов экономических реформ, может свидетельствовать о полном отсутствии новаций в этой сфере (в случае неуспеха реальной структурной модернизации и сохранения зависимости России от конъюнктуры на мировые цены на нефть и газ, в ближайшие годы российскую экономику ждет глубокий системный кризис);
- реально правительство уступает часть своей политической субъектности Ппрезиденту - с риском превратиться в Администрацию Президента-2.

Принципиально важный момент - назначение главой аппарата правительства Дмитрия Козака. Многие рассматривают эту перестановку (с должности заместителя главы Администрации Президента) как понижение, тем более что Козак в конце 1990-х уже был «министром без портфеля». Однако в сегодняшних властных раскладах именно он, известный своей близостью к Путину, будет играть роль «президентского ока» в правительстве. И, видимо, не только «ока».

В существующих политических реалиях нынешняя трансформация правительства заставляет вспомнить реформы в Российской империи начала XX века, связанные с именем Сергея Витте. До 1905 года в империи существовал Комитет министров, председатель которого был не премьер-министром (не главой исполнительной власти), а скорее координатором деятельности министров, каждый из которых был подотчетен непосредственно Государю. Усилиями Витте Комитет был преобразован в Совет министров, в котором фигура «первого министра» обрела реальный политический и административный вес. В современной России получилось с точностью до наоборот: вместо политического премьера - премьер «технический», администратор-статист. Да и уровень его символической легитимности, мягко говоря, несколько иной, чем у его предшественников - Виктора Черномырдина, Евгения Примакова, Владимира Путина или Михаила Касьянова. С какой стати ему будут подчиняться правительственные «старожилы» с высоким индексом реального влияния? А «силовые» министры уже даже чисто формально отчетны лишь перед президентом.

Если принять во внимание «перетекание» смыслов и политических технологий из российского политического пространства в украинское, велика вероятность того, что, в случае хотя бы видимого успеха российских преобразований, и в Украине можно будет ожидать похожую реорганизацию и реструктуризацию Кабмина - но уже при новом Президенте. Разумеется, если так называемая «политреформа» захлебнется и Президент сохранит свой статус и обширные полномочия главы государства. Реализация же «политреформы» и превращение Украины в парламентско-президентскую республику — с гипертрофированно всевластным премьер-министром — больно ударит по президентской администрации и приведет к обесцениванию президентского кресла: вместо выстраданного политтехнологами «украинского Путина» в него усядется какой-нибудь свой «украинский Фрадков».

«Межолигархические схемы влияния на российско-украинские отношения будут одним из факторов, который в ближайшее время даст о себе знать»

Виктор Небоженко, политолог (Киев):

Естественно, отношения между Украиной и Россией будут прекрасные. И они не омрачатся ничем, кроме различных больших и маленьких Тузл, игр олигархов и так далее.

Думаю, для России очень важна та избирательная кампания, которая сейчас начинается в Украине. Россия сегодня стоит на пороге двух стратегий. Пассивная - работать с любым кандидатом и вовлечь победителя, кем бы он ни был, в российско-украинский позитивный диалог. Активная - поддержать на выборах «своего» кандидата и получить дополнительные преимущества по сравнению с другими геополитическими игроками. Этот фактор будет активно влиять на отношения между Украиной и Россией.

Безусловно, несмотря на все пертурбации, происходящие в российском правительстве, новые министры в путинском Кабмине имеют на Украине свои лоббистские интересы, и, поскольку, по сравнению с предшественниками, эти люди будут обладать колоссальными возможностями, мы будем испытывать достаточно жесткое лоббистское давление на конкретные отрасли и направления Украины.

Кроме того, не надо забывать, что в России, в отличие от Украины, сформировались транснациональные компании, для которых одним из главных способов выживания, помимо своего устройства в международном разделении труда, является работа с Украиной. О чем идет речь? О русификации технологических цепочек валютно-ресурсных предприятий Украины.  Для транснациональных компаний России – это будет одним из способов выживания и представления себя в мире. И это, конечно же, будет отражаться на наших отношениях с Россией.

Наконец, в связи с формированием столь яркого режима личной власти Путина (сейчас – в хорошем смысле слова, про плохое, наверное, через пару лет будут говорить) очень важен личный образ Украины в глазах Путина. Раньше этого фактора не было. Мы не знаем, кто это - то ли это будет «православный чекист», то ли «человек, строящий империю», и так далее. Ясно одно - его личные, большие и маленькие, представления и связанные с Украиной и ее политиками ассоциации, будут online влиять на украино-российские отношения.

И еще - фактор олигархов. Олигархи в России и олигархи в Украине – это разные вещи. Задача олигархов России – выжить любой ценой. Они прекрасно поняли, что формирование легитимной сильной власти в России снимает проблему всякого пиара  (черного или белого) и, видимо, будут выбраны какие-то экстремистские способы давления на Путина. О «кассетном скандале» в России и о семье Путина мы, наверняка, еще много раз услышим. У олигархов Украины совсем другая ситуация. У них стоит вопрос – какой из вариантов легитимации себе выбрать.  Но в любом случае, так как олигархи обеих стран имеют много общего, вне всякого сомнения, что будут идти какие-то общие игры. И это будет тоже влиять на отношения (официальные и неофициальные) между Украиной и Россией. Пример с Рыбкиным и Тузлой – это, на мой взгляд, попытки олигархов играть большие игры, хотя они для этого не созданы. Межолигархические схемы влияния на российско-украинские отношения наверняка будут одним из факторов, который в ближайшее время даст о себе знать.

Кроме того, в России идет концентрация власти, а у нас, наоборот, идет ее рассеивание. В виде политической реформы создается механизм, который стабилизирует сегодняшние отношения между олигархами и государством. Ни о какой мобилизации общества при этом говорить невозможно. И мы опять-таки оказываемся в несколько неудобном положении.

Наконец, очень важно, какой выбор сделает Россия и при том же новом Путине. Либо она будет формировать второразрядную империю (потому что создание мощной империи невозможно, США не позволит), либо Россия пойдет по пути европейской демократии, и это тоже повлияет на украино-российские отношения. Если же Россия будет формироваться все-таки в пользу (пусть формальной, не явной) империи, тогда стоит вопрос о десинхронизации отношений и ситуаций с политическим режимом на Украине и в России. Для империи очень важна проблема границ, выяснения отношений и геополитика. Тогда мы будем иметь очень большие проблемы, потому что опять превратимся в очень серьезную площадку геополитических игр. А если в России пройдет период этого соблазна, то вполне возможно, что политические режимы и Украины и России будут похожи. Тогда будет происходить какая-то регулярная синхронизация и, естественно, отношения пойдут лучше.

Кстати, 35, 6 опрошенных нами респондентов (как руководитель социологической службы Института стратегических исследований могу сказать, что мы регулярно проводим исследования) считает, что будущий президент Украины наверняка подпишет договор Украины с Россией и Белоруссией, 20% сказали «нет» и 44% уклонились от ответа. Точно также украинцы относятся ко вступлению в Евросоюз. Они уверены (35,5%), что будущий президент первое, что сделает в геополитике - это пойдет в сторону Европы. Дальше - 60% украинцев допускает, что будущий Президент Украины должен быть богатым человеком. Причем, 56,7 % считает, что возможны его связи с российскими финансово-промышленными российскими группами. Естественно, мы были объективны и спросили, а как же население относится к тому, что будущий президент был бы связан с американскими и европейскими промышленными группами? 48% тоже считает, что в этом ничего плохого нет.

Тема русского языка от 5 до 2% связана с теми или иными кандидатами в президенты. Значит, эта тема не главная. Респонденты считают, что новый президент усилит борьбу с преступностью, увеличит зарплаты и так далее.

Олеся Яхно, «Главред» - 12/03/04




Предыдущие материалы из раздела
З НОВИМ 2009 РОКОМ!
31.12.2008, 16:59
Колектив Інституту глобальних стратегій – ІГЛС вітає всіх друзів, читачів та відвідувачів нашого сайту з Новим роком та Різдвом Христовим! Бажаємо ...
Штаб-квартира стран-экспортеров газа может разместиться в Петербурге
29.12.2008, 12:12
В Штаб-квартира организации стран-экспортеров газа может разместиться в Санкт-Петербурге. Северную столицу в качестве города-кандидата предложил ...
Не договорившись по газу с Юлией Тимошенко, российская сторона накажет себя - эксперт
25.12.2008, 17:06
Даже в случае, если «Газпром» и украинская сторона не договорятся о поставках российского газа с 1 января, ни Украина, ни Европейский союз серьезно ...
Український середній клас не готовий виходити на майдани?
25.12.2008, 12:10
Експерти вважають, що український середній клас поки не налаштований на протестні акції. Такі результати експертного дослідження сьогодні на ...
Карасьов: Натяки і блефування щодо обхідних газопроводів не слід сприймати серйозно
23.12.2008, 17:33
Директор Інституту глобальних стратегій Вадим Карасьов вважає, що при правильній політиці Україна ще на довго збереже статус основного газового ...
Спрос на валюту в Украине будет расти
23.12.2008, 15:24
НБУ не может самостоятельно удержать курс национальной валюты, потому что многое зависит от экономической политики, которую проводит правительство ...
Аналитика
 Архив