Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
19.01.2007, 13:20


Политолог Вадим Карасев: «Тимошенко голосовала, потому что ощущала угрозу для себя лично»


Закон о Кабмине, принятый парламентом 12 декабря, вот уже который день не дает спокойно спать ни Президенту Ющенко, ни спикеру Морозу, ни премьеру Януковичу, ни оппозиционерке Тимошенко.


То, что документ появился на свет в результате политических договоренностей между АКК и БЮТ известно всем. Но, как и в каждом приличном торге, в политическом обязательно есть что-то, лежащее под прилавком. О том, что на самом деле было предметом политических договоренностей во время голосования за Кабмин и как изменятся политические расклады в ближайшее время, говорим с политологом, директором Института глобальных стратегий Вадимом Карасевым.

«После принятия Закона о Кабмине у Президента становится меньше возможностей для роспуска ВР»

Вадим Юрьевич, принятие парламентом Закона о Кабмине вызвало прямо противоположные оценки политиков - от утверждения, что с принятием закона Украина превратилась из парламентско-президентской в парламентскую республику, до наименования произошедшего конституционным переворотом. Каково ваше мнение, действительно ли в стране  изменилась форма правления?

В украинском политическом дискурсе такие понятия, как парламентско-президентская и парламентская республика не определены. Украинская управленская модель – не просто форма государства, не просто форма власти, а управленческая модель, включающая в себя и власть, и государство, и способ использования власти, и инструменты власти, и управленческие решения, и управленческую эффективность. Эта модель достаточно сильно отличается от европейских управленческих моделей, которые могут сочетаться как с парламентскими формами управления, так и с полупрезидентскими формами управления. В европейской демократии, как известно, есть две формы правления:   парламентские монархии,  когда президента избирает парламентом, либо полупрезиденсткие системы, где существует президент с сильными полномочиями, в том числе влияние на формирование состава кабинета министров и кабинет министров, который несет ответственность перед парламентским большинством, а парламентское большинство перед своими избирателями.

В Украине ситуация связана с самим генотипом государственного управления и генезисом нынешних партийно-политических процессов достаточно нетривиальна для того, чтобы говорить, что после последствия принятия этого закона ( о Кабмине – Ред.), мы качнулись либо в ту, либо в или иную сторону.

Давайте поговорим о процедурной сути приятого закона.

С одной стороны, лидеры ПР и ее основные спикеры сразу после принятия этого закона заявляли, что после принятия этого закона страна из парламентско-президенсткой республики превратиться в парламентскую республику. По этому поводу есть как минимум две реплики. Первая: если закон о Кабмине, который принимается ситуативным конституционным большинством меняет форму правления, то это означает изменение Конституции, изменение в государственно-политическом строе. То есть, это -  конституционный переворот! Это же не шутки - изменить форму правления  и изменить форму политической ответственности, форму приятия политических решений в условиях,  когда мандат Президента, мандат ВР, мандат партий, попавших в парламент и сформировавших правительство, формировались еще в старых условиях - в условиях 2004-2006 годов. Избиратели на президентских и парламентских  выборах голосовали за политиков с одними определенными и очерченными властными мандатами, а через полтора года оказалось, что функции этих конституционных должностей изменились.    

Поэтому, если действительно это так,  если действительно правящая коалиция ставит перед собой задачу поменять форму правления и тем самым поменять Конституцию, то это не должно делаться только в ходе формирования ситуативного, хотя и конституционного большинства. Изменение Конституции должно быть более легитимными, опираться на более широкие политические и общественные силы и, наверное, учитывая и нынешние политические особенности Украины. А учитывая необходимость формирования в Украине культуры политической демократии, важно, чтобы участие в конституционных изменениях принимало и общество, и народ.  Формы такого участия могут быть разными -  конституционного собрания, Ассамблеи, конституционного конвента, конституционного конгресса… То есть, какой-то учредительной власти, которая бы заявила, что сегодня мы переходим от одной формы правления к другой,  и этот переход в его новой форме поддерживает все общество и народ, а не только группа политических элит, которая даже получила конституционное большинство в парламенте. Нужно уйти от довольно сомнительной практики  украинского конституционного процесса, когда Конституцию готовят, пересматривают, определяют, потом доопределяют и еще раз меняют только группы элит в силу тактических соображений. Не должна быть Конституция, конституционный процесс и форма правления в государстве заложниками тактической интриги.

Насколько правдивы утверждения о том, что после принятия Закона о Кабмине,  Президент превратился в так называемую «английскую королеву», а его полномочия урезаны донельзя…

После принятия Закона о Кабмине у Президента становится меньше возможностей для роспуска ВР. Практически, распустить парламент он не может. Совершенно понятно, что президент в принципе  может быть сильным и реальным властителем, когда у него будет своя партия - тогда он может формировать  Кабмин. То есть, институциональных полномочий стало меньше, но если у Президента будет сильная политическая партия, которая будет определять политику в парламенте, будет ядром большинства и сможет сформировать Кабмин, то у президента могут появиться реальные возможности для политического влияния,  в том числе, и на исполнительную власть. Но это уже будет не конституционные полномочия, а партийно-политические полномочия.

Но с нынешним положением пропрезидентской «Нашей Украины» говорить о реальном влиянии на политические процессы как-то не приходится…  

Да, надо еще дожить до 2011 года, когда будут парламентские выборы, еще надо дожить до того момента, когда НУ станет действительно политической силой, либо когда новый политический проект заработает. И если бы у нас была гарантия, что через четыре года выборы пройдут демократично, то можно было бы быть спокойным. Но такой уверенности в том, что ситуация не заморозится на нынешнем уровне нет. Как и нет гарантий того, что предстоящие парламентские выборы пройдут столь же конкурентно и открыто, как в 2006 году.

Тут на первый план выходит хитрость и ирония  нынешней нетривиальной ситуации в Украине. Хотя у Президента  стало меньше полномочий и влияния на исполнительную власть, тем не менее у него никто не забирал права  представления на должность премьер-министра, двух министров-силовиков, формального права  контроля над  губернаторами. К Кабмину же переходит больше полномочий по реальному влиянию, в том числе по  назначению премьера, министров-силовиков, губернаторов и так далее. У Президента также формально никто не отбирал право вето…  

«У нынешнего Президента Украины их больше, чем у французского президента»

Вот только применять его нет смысла в ситуации, когда для преодоления вето хватает голосов ситуативного большинства в парламенте…

Безусловно, в ситуации, когда БЮТ играет в ситуационное конституционное большинство вместе с антикризисной коалицией, то это право президентского вето  становится неэффективным, оно переводится в статус спящего полномочия, когда оно вроде бы есть, но им пользоваться нельзя, либо вето безрезультативно и факультативно, поскольку оно может быть преодолено.

Возвращаясь к полномочиям Президента, скажу, что у нынешнего Президента Украины их больше, чем у французского президента, который считается во всем мире сильным - даже французская форма правления  называется президенталистским или полупрезидентским политическим режимом. Поэтому, по форме у Президента полномочий стало меньше, но достаточно для того, чтобы называться  сильным Президентом, а нынешний политический режим продолжал оставаться парламентско-президентским. Но дьявол в деталях, особенно если говорить о постсоветской системе государственного управления и постсоветской генетике украинской политики.

Какие именно властные детали отличают нас, по-вашему, от остального мира?

Нигде в мире нет такого понятия, как вертикаль власти, в мире не управляют в ручном режиме экономикой. В Европе демократия и полномочия политической  власти  не сводятся  к назначению заместителей министров, руководителей госкомитетов, департаментов министерств и госмонополий.   Нигде в продвинутых демократиях борьба  за полномочия не сводится к борьбе за назначения конкретных назначенцев-исполнителей. Нигде в европейских демократиях нет такой модели власти, которая завязана на личный вассалитет и лоялитет: «кто меня назначил, тому я и служу».

Возвращаясь к Закону о Кабмине, подчеркну, что именно это важно - все реальные полномочия, дающие возможность назначать, увольнять, управлять, заставлять и фактически осуществлять  власть в ручном режиме, переходят от Президента к премьер-министру. Президент по полномочиям остается сильным, но инструментов, чтобы влиять на кадровую политику, которая в украинских условиях остается основным инструментом, формой и результатом власти, переходит премьеру. Вот почему, если говорить о европейских моделях, то перехода от парламентско-президенстокй к парламентской республике не произошло ни по форме,  ни по полномочиям, ни по Конституции. Просто у Президента полномочий стало меньше.

То есть, после принятия Закона о Кабмине, сдвиг в сторону реального усиления властных полномочий премьер-министра все же произошел.  Узурпация власти?  

Если говорить не о формально-политическом, не о формально-конституционном статусе, а о реально-политических инструментах активов и ресурсов власти, то сдвиг в строну усиления и укрепления Кабмина и премьер-министра произошел.

Но формула, что Кабмиин и премьер узурпируют власть не совсем точна. Они узурпируют админресурс, который в Украине больше, чем формальная власть, больше, чем конституционныен полномочия, больше, чем просто четко прописанные  нормы. В Украине основную роль для властного  статуса играют не нормативные полномочия, записанные в Конституции, а реальные полномочия, в том числе опирающиеся на какие-то нормы законности, которые дают возможность конкретно управлять людьми. Кадры решают все – помните, была  такая формула?

Да уж, Иосиф Виссарионович, помнится, говаривал…

Так вот, сейчас назначаемые кадры решают все, и тот, кто назначает либо увольняет кадры, решает все.

« Обнулить полномочия Президента означает обнулить мандат и обнулять выборы»

Что нужно сделать Президенту, чтобы ситуация вовсе не вышла из под контроля? Или уже поздно?  

В этой ситуации нужно четко понимать разные грани постсоветской политики,  а не подходить к этому  только с точки зрения перераспределения реальных полномочий или с   точки зрения формально-конституционных полномочий. Нужно видеть неограненную многогранность этого сгустка украинской политической руды. Это раз.

А два?

А два - нужно бороться за реальные полномочия, потому что люди, когда наделяют политика ответственностью, интересуются не формальным, а реальным положением вещей. Нужно же разбираться в том, у кого есть прямой мандат, а у кого прямого мандата нет.

Президент – всенародно избираемый, у него прямой мандат…

…Поэтому обнулять его полномочия  - значит, обнулять его мандат и обнулять выборы.

С этой точки зрения нужно Закон о Кабмине направлять в КС, смотреть, насколько была четкой процедура его  принятия… Необходимо, чтобы КС дал разъяснение не только по формальным политическим признакам, но и видел второе дно всей этой ситуации.

Вадим Юрьевич, но пока КС решит что-либо, пройдет как минимум полгода. Все это время страна будет жить по тому закону, который принял парламент…

Проиграно сражение, но не проиграна война. Во-первых, нужно найти симметричный ответ на принятие этого закона со стороны Президента.

Какой ответ?

Не подписывать закон, а когда его подпишет спикер парламента Александр Мороз, отправить его, как я уже сказал, в КС для рассмотрения. Кроме того, необходимо создавать конституционные комиссии, привлекать экспертов и общественность для того, чтобы промониторить законность ряда положений Закона о Кабмине  и сделать ситуацию  более пропорциональной и рациональной. Ведь в этом законе заложены такие нормы, которые просто диспропорционально забирают  реальный властный статус у Президента и передают его  премьеру.

Ведь смысл ситуации в том, что Законом о Кабмине никто не собирается ограничиваться. Это всего лишь первый залп, за которым последует более масштабное наступление на других участках фронта войны за полномочия за полную - и реальную, и формальную -  власть в стране. На очереди и закон о СНБОУ, о Президенте, закон об оппозиции.

Президенту обязательно в этой ситуации  нужно подготовить свои законы для того, чтобы иметь свой документ, который можно было бы отстаивать в случае критики со стороны АКК.

Необходимо также не допустить того, чтобы еще раз было сформировано ситуативное конституционное большинство.

«Для Юлии Тимошенко 2009 год очень хорошее тестовое, экзаменационное время»

Каким образом Президент сможет это сделать, если БЮТ вместе с АКК уже два раза преодолевали вето Президента?  

Понимаете, ситуация с теми законами, о которых я говорил выше не столь однозначна,  как с Законом о Кабмине.

Почему?

Потому что если Президент наложит вето на Закон о СНБОУ, то Тимошено вряд ли возьмет на себя смелость проголосовать за преодоление вето по нескольким причинам. Во-первых, это будет еще один шаг от своего электората в электральное никуда, а во-вторых, такое участие в голосовании БЮТ вместе с АКК могло бы восприниматься как личный вызов Гайдуку и ИСД. Одно дело, личные обиды в рамках этой неоднозначной пары Майдана  Ющенко- Тимошенко и политические резоны БЮТ, связанные с императивным мандатом в местных органах власти и со статусностью парламентской оппозиции. Другое дело голосование против ИСД.

Вадим Юрьевич, какими были истинные причины голосования БЮТ вместе с АКК за Закон о Кабмине? Ведь в то, что такой сильный политик как Юлия Тимошенко отдала свои голоса только лишь за первое чтение Закона об оппозиции и Закон об императивном мандате, верится с трудом…  

Для Юлии Тимошенко 2009 год очень хорошее тестовое, экзаменационное время для того, чтобы и отмобилизовать электорат, мобилизировать собственные силы, и попытаться дать если не последний, то решительный бой на площадке президентских выборов.

Поскольку Тимошенко делает ставку не только на сильного премьера, но и президентский пост,  то вряд ли она заинтересована в том, чтобы эта ставка была слабая. Слабая ставка – слабый Президент. Если ты делаешь ставку, то, значит, ты претендуешь на серьезный приз. Значит, ты заинтересован в том, чтобы пост президента оставался влиятельным. Парадокс, но интересы Тимошено и интересы Ющенко на данном этапе совпадают – им обоим нужно, чтобы Президент  оставался достаточно сильным, чтобы он обладал полномочиями и влиянием на исполнительную власть, на кадровую расстановку в структурах исполнительной власти, иначе эта гонка просто лишается смысла.

Причина голосования  Тимошенко по преодолению вето Президента вовсе не в тех законах, о которых Вы говорили. Причина в том, что Юлия Тимошенко ощущала угрозу и для себя лично, и для влиятельных политиков в своем блоке…

Какую угрозу?

Угрозу оказаться изолированной от большой политической игры, которая намечалась в рамках картеля Президент – премьер – глава ВР. Тем более, что этот картель не исключал противостояния внутри, а означал всего лишь переход от  фронтальных столкновений  к внутреннему противостоянию. Внутреннее напряжение, которое ощущалось внутри этого триумвирата повышало акции Тимошенко в игре, чем она и воспользовалась. Юля  просто не хотела быть в изоляции, она хотела быть вполитической игре, ведь чем дольше она была бы в изоляции, тем больше бы она теряла шансы на двухпартийность, шансы стать первой в оппозиции и второй в стране партией.

Кроме того, чем дольше она была бы в оппозиции, тем больше  бы эта оппозиционность геттоизировалась. И чем больше происходил бы процесс внутренней и внешней геттоизации, тем сильнее бы влиятельные бизнесмены и политики БЮТ начинали бы проявлять внутреннюю самостоятельность и, чувствуя эту политическую изоляцию, попытались бы формировать собственные каналы выхода либо на  ПР, либо на Президента. Тимошенко бы просто потеряла бы внутреннее управление своей фракцией, тем более, что на местах этот процесс давно уже подтачивал монолитность БЮТ.

Принятие Закона об императивном мандате хотя и не имеет обратной силы, тем не менее дисциплиирует фракции БЮТ на уровне местных советов, где блок контролирует большинство областных советов. И хоть императивный мандат не сильно укрепит фракционную дисциплину, но создаст больше формальных поводов и формальных возможностей для того, чтобы отформовать и отформатировать  свое влияние на местном уровне, на уровне регионов.

А Закон об оппозиции, если он будет все же принят, означает монопольное властвование Юлии Владимировны в оппозиционном поле…

Если Юлии Тимошенко удастся «продавить» этот закон, то она получает не только  монопольный статус оппозиции, но и доступ к парламентским комитетам. А  комитеты важны даже не столько с точки зрения реального влияния на законодательство, хотя это очень важный момент для депутатов, особенно в лоббистских направлениях, сколько для формализации повышенного статуса депутата. У Председателя комитета ведь есть  аппарат, авто и т.д. Получается, что с одной стороны это оппозиция, а с другой -  возможность использовать аппаратный ресурс и власть в рамках ВР. Кроме того, это еще и выход на группы бизнесс-интересов.

Бизнес-группы обязательно будут аппелировать к комитетам, а это переформатирует паутину связей, которые образуют силовое поле политического влияния.

Понимаете, Тимошенко можно обвинить во всем, исходя из эмоционального диапазона, который формирует запас эмоциональной лексики. Можно назвать ее поступок как угодно, но в то же время нельзя игнорировать тактические вещи, которые важны для нее как лидера большой и не очень монолитной фракции.

Нельзя игнорировать тот факт, что если бы она не предприняла никаких усилий, то фракция начала бы рассыпаться. Ведь все наши партии – замки из песка. Либо их надо замуровывать, цементировать, как это делает ПР, в которой есть  свои «прорабы перестройки», умеющие это делать, либо использовать админресурс, как это делает Президент со своим секретариатом. .

С другой стороны, преодоление вето Президента в момент голосования за Закон  о Кабмине носит более отдаленный стратегический характер для Тимошенко, нежели тактическая интрига, связанная с тем, чтобы «наказать Ющенко», вывести из игры Президента и НУ, завоевать Киев….

Но завоевать Киев во все времена означало завоевать Украину….

Я вам скажу, что в борьбе за Киев БЮТ перестарался. Если верить Тимошенко, то получается, что в повышении тарифов не только в Киеве, но и по всей Украине виноват Леонид Черновецкий. По меньшей мере, именно так это воспринимается с экрана телевизора после всех этих тарифных боев в Киевраде.

Подчеркиваю, не ПР, не премьер виноват, а именно киевский мэр Черновецкий! Но ведь с точки зрения оппозиции было бы логичнее обвинять во всех коммунальных перипетиях, коммунальных и тарифных революциях и контрреволюциях  было бы обвинять  исполнительную власть. Тем более Черновецкий никакой не конкурент, не политическая ровня Тимошенко.

«Вопрос о власти - это вопрос об  Украине»

Возможна ли после принятия Закона о Кабмине отмена политреформы, о которой Тимошенко говорит долго и с удовольствием?    

Вряд ли можно сегодня говорить о том, что политреформа будет отменена. Она может быть извращена, усовершенствована, изуродована, или ей сделают косметическую операцию, проведут ей липосакцию или подтяжки, сделают из нее очередного институционального урода или с помощью политическо-эстетической хирургии подтянут веки и вставят инплантанты. Но вовсе отменить эту реформу нельзя!

«Мясо», тело Конституции остается то же. Можно где-то там поменять кость, но опять таки, когда делают пластическую хирургию, то берут из попы и натягивают на лицо, но это та же кожа того же тела. Так вот и с Конституцией будут делать то же самое, что и фабрика красоты на одном из телеканалов. Возможно, после этого на этой Конституции кто-то подженится или муж будет ее больше любить….

???

То есть, те политики, которые заинтересованы в такой косметической хирургии, тогда с большим трепетом будут относится к телу Конституции, но отменить политреформу невозможно.

Какой будет линия поведения Юлии Тимошенко после двухкратного преодоления вето Президента?

Тимошенко сейчас будет делать ставку на пропагандистскую кампанию для того, чтобы стать снова белой. Ей нужно будет отбелиться и «опушистится», поскольку тактические кульбиты Юлии Тимошено лично и ее блока  достаточно неоднозначно восприняты  среди оранжевого электората.

Юлия Владимировна возьмет сейчас паузу и попытается «продавить» закон об оппозиции. У нее просто выхода другого нет, потому что если она закон об оппозиции не продавит, то станет жертвой несовершенной сделки с ПР, а это объяснять электорату будет намного труднее.

Что будут делать «Регионы»?

«Регионы» и дальше будут наступать на президентские полномочия, будут думать о Законе о Президенте, законе о СНБОУ, Законе о внутренней и внешней политике.

Они сейчас запустили  машину голосования и диктатуру большинства, и прикрываясь фразеологией демократического большевизма, будут пытаться  сконцентрировать полномочия и ресурсы на исполнительной власти. Они будут проводить свою политику,  не обращая внимания на другие институты власти. Второе, они запустят машину юридической казуистики, которая дает возможность толковать и перетолковывать все что угодно в собственных целях и интересах. Тем более в условиях, когда Конституционный Суд молчит  и вместо того, чтобы толковать (Конституцию) толчет воду в ступе.

Все это будет перекрываться демократическими разговорами о разделении властей, что «у Президента есть полномочия, мы будем работать с Президентом», а на самом  деле ПР  будет замуровывать всю систему власти, расширяя, но в то же время замораживая ее для того, чтобы зацементировать свое доминирующее положение во властной системе. Понятно, что им это необходимо для того, чтобы спокойно досидеть до президентских выборов 2009 года и парламентских выборов 2011 года. А ближе к 2009 году они посмотрят, стоит ли Виктору Федоровичу идти в президенты. Возможно, он  этого и захочет и тогда ситуация будет намного сложнее для его оппонентов, чем в 2004 году, поскольку реальный государственный ресурс  они будут держать крепко.

Возможно, что воевать фронтально никто не будет. Все будут использовать мирную риторику, все будут говорить о том, что необходимо договариваться, придерживаться Конституции, жить по законам. Все будут клясться Закону и своим избирателям, но на самом деле внутри будет происходить жесткая схватка за власть. Именно внутри этих внутриэлитных джунглей и будет решаться основной и вечный вопрос украинской политики: кто и как управляет страной, и кто и  куда ее направляет (или посылает). Потому что если ты управляешь, то ты и направляешь – на Восток, на Юг, на Запад. Поэтому, вопрос о власти - вопрос об  Украине. А вопрос об управлении – это вопрос о направлении ее развития.

"Главред", 18.01.2007




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив