Руслан Бедрик
12.05.2004, 11:40


Выборы-2004: ставки геополитических игроков

Выборы 2004 года являются ключевым политическим рубежом для Украины, поскольку они не будут “промежуточными”, какими были выборы 1999 года, когда все ресурсы властных элит были направлены на пролонгирование имевшегося на тот момент курса. В этом году, несмотря на исход кампании, будет изменена властная команда и внутриэлитный баланс. Но речь нужно вести не только о выборе первого лица страны и соответственно - того или иного видения стратегических перспектив Украины. Этот выбор во многом будет выбором геополитическим, который продемонстрирует способность элит и готовность общества прийти к какой-то единой, оптимальной стратегии поиска геополитической идентичности. Поэтому выборы 2004, учитывая значение Украины в регионе – это не только украинский политический рубеж. Эта мысль постепенно стала одним из ключевых лейтмотивов приближающейся кампании. Но говорить об однозначности ставок основных внешнеполитических игроков нельзя и на сегодняшний день.

Во-первых, достаточно трудно однозначно определить позицию Евросоюза и США по многим украинским предвыборным персоналиям. Поэтому нельзя быть полностью уверенным в каких-то одновариантных ставках. В то же время Россия форсирует региональную интеграцию, не обозначивая четко своих политических предпочтений в Украине.

Во-вторых, ни один из кандидатов не может в данный момент играть в одном геополитическом поле в противовес другому. Риторика, построенная на противопоставлении друг другу западного (западно-украинского и американо-европейского) и восточного (постсоветского, пророссийского) векторов политики в имеющейся ситуации была бы неадекватной и невостребованной.

Виктор Ющенко, оттесняемый властью на Запад (в понимании и как запада Украины, и как глобального Запада), не может не учитывать важности российского фактора, как кандидат, претендующий на статус общенационального президента. Поэтому, несмотря на достаточно жесткую позицию по российским интеграционным проектам, контрроссийские нотки в риторике Ющенко практически отсутствуют.

Нынешний премьер, во многом представляющий элитные группы, сориентированные (по крайней мере, на обозримое будущее) на интеграцию с Россией не может отказаться от евроинтеграционной риторики. Даже если евроинтеграция уходит в разряд отложенных приоритетов, она декларируется в качестве ключевого и единственно возможного геополитического сценария для Украины. Евроинтеграционная риторика сможет обеспечивать международную легитимность будущей властной команды. Таким образом, однозначная апелляция к Западу или России неприемлема для любого из кандидатов. В таком же контексте стоит рассматривать и логику ключевых для Украины геополитических игроков.

Со стороны России пока еще не прозвучало ни одного четкого и однозначного персонального мессиджа, а общий посыл украинским элитам состоит в необходимости сохранения “преемственности власти”, а значит – ее ориентированности на интеграцию с Россией. Кремлю необходимо сохранение курса, благоприятного и для российского бизнеса и для усиления геополитического влияния в регионе. С другой стороны, Россия уже не может (и возможно не хочет) давать украинскому руководству таких политических гарантий, как еще несколько лет назад, когда ее позиция могла быть решающим фактором легитимности украинского режима в пиковые моменты кризисов. Возможно поэтому Москва избегает публичной однозначности в ставках.

Безусловно, такую позицию можно расценивать и как готовность поддержать любого президента, способного обеспечить дальнейший российско-украинский диалог выгодном для России формате. И в этом смысле имеющийся кандидатский реестр с одной стороны – не удовлетворяет россиян, с другой - фактически не оставляет им выбора. Правила президентской игры в Украине были определены еще 8 апреля, поэтому варианты со ставками на сильного премьера при не столь сильном президенте стали неактуальными. Выработка же новой адекватной стратегии политического участия требует времени и ресурсов.

Влияние российского фактора на ход кампании уже сейчас прослеживается четко, но его можно оценивать скорее как фактор присутствия, чем активного вмешательства. Можно ли в ближайшее время можно ожидать активизации России, которая выразится в публичной поддержке кандидата от власти? Учитывая политический авторитет и рейтинг российского президента в Украине, такой технологический шаг был бы желательным для украинских групп, лоббирующих Януковича. Другое дело, что Россия пока не показывает особой заинтересованности в таком сценарии, всячески давая понять, что Янукович – не совсем тот “преемник”. Поэтому не стоит исключать и того, что Россия и дальше будет руководствоваться логикой визуального невмешательства. По крайней мере, до каких-либо кардинальных изменений в украинском внутриполитическом раскладе. Но даже если гипотетически принять за аксиому безальтернативность выбора россиян в пользу Виктора Януковича, то нельзя однозначно говорить о том, что этот выбор будет означать начало масштабной российской кампании “антиющенко”.

Позиция Запада в этом смысле выглядит более четкой и активной. В публичной сфере общим приоритетом западного сообщества являются честные и прозрачные выборы – то есть одинаковые условия политической конкуренции. Но подходы европейцев и американцев к Украине существенно различаются.

Исходя из публичных мессиджей Евросоюза можно сделать вывод, что ставки на президентские выборы сделаны уже давно. ЕС четко дал понять, что приоритетом для него остается неприемлемость теневых регламентов функционирования власти. В этом смысле европейцам ближе лидер “Нашей Украины”, которая в большинстве случаев играет в правовом поле и апеллирует к европейским правовым практикам. “Отложенность” украинского вопроса в европейском политикуме наводит на мысль, что ставка-2004 сделана на таких внутриполитических игроков. ЕС, вплотную приблизившийся к Украине, заинтересован в правовом и европейски ориентированном президенте, способном выработать оптимальную стратегию нового соседства. Для этого его европейская логика должна быть принципом принятия внутри - и внешнеполитических решений.

Несмотря на определенный пессимизм, связанный с расширением Евросоюза и неясностью европейских перспектив, разочарование Европой в обществе пока не наступило и европейская логика в Украине востребована. В Европе это понимают, поэтому ЕС продолжает активно действовать в политико-гуманитарной сфере. Такие прецеденты как выборы в Мукачево - это поле деятельности европейских правозащитных институтов. Кроме того, есть такие эффективные инструменты, как сессии ПАСЕ. Именно в этой сфере и при помощи этих инструментов Евросоюз будет реализовывать свое политическое участие в украинских выборах.

США ведут себя более сдержанно. В своей игре на постсоветском пространстве они продемонстрировали умение сотрудничать с любыми режимами, не занимающими ярко выраженную антиамериканскую позицию. Можно предполагать, что и в случае с Украиной может сыграть определенную роль принцип “сотрудничества ради лояльности”. Исходя из публичных заявлений американцев, ключевой для них пока является не персона нового президента, а уход старого. В этом смысле позиция США напоминает российское невмешательство, хотя в ключевые моменты достаточно четко просматривается поддержка оппозиционных сил.

В таком контексте, исходя из складывающейся ситуации, внешнеполитические шансы наиболее вероятных кандидатов второго тура выглядят примерно следующим образом.

Виктор Ющенко, прочно занявший в общественном сознании нишу “западника”, не смог разыграть российскую карту. Фактически, результаты выборного цикла в России означали утерю связи Ющенко с российскими элитными группами, которые могли стать потенциальными активными союзниками. Но его логика не стала контрроссийской, равно как не стала пока контрющенковской и логика Кремля. Приоритетом лидера “Нашей Украины” по объективным причинам является игра на европейско-американском поле. Но это не означает его блокирования со стороны России. Ющенко не стал (и не мог стать) российским протеже, но он также не стал пока объектом активного противодействия России.

Виктор Янукович, несмотря на восприятие его обществом как пророссийского кандидата, не стал пока оптимальной ставкой для России. Янукович для россиян - не надгрупповой арбитр, которым долгое время был действующий президент. Он остается “донецким” кандидатом, который не может в равной мере говорить от лица всех элитных групп. Это накладывает отпечаток и на его внутриполитическое позиционирование - игра премьера более позитивно воспринимается Востоком Украины и негативно – Западом. Несмотря на евроинтеграционную риторику и сдержанную позицию по евразийским проектам, предпочтения Запада в целом пока так же не в его пользу.

Ниша “третьего кандидата” пока не занята определенным политическим игроком. Ее заполняют группы, которые не консолидированы ни персоналией, ни определенным геополитическим выбором. Поэтому все с меньшей вероятностью можно предполагать, что презентация третьего кандидата, который сможет составить конкуренцию двум основным, произойдет в 2004 году. Такой вариант можно рассматривать как технологический шаг определенных элитных групп, не вписывающихся в поствыборный политический расклад независимо от исхода выборов. Но говорить о каких-либо внешних ставках в этой связи достаточно трудно, этот гипотетический кандидат вряд ли успеет занять позицию в двухмерной (и во многом - фронтальной) системе геополитических координат.

***

В результате предстоящих выборов будет определен и внутриполитический ландшафт Украины и ее геополитические приоритеты на обозримую перспективу. Однако в тот момент, когда страна впервые оказалась на пороге реальной смены национальной повестки дня, ни одна из групп, претендующих на ведущую политическую роль после октября 2004 года пока не предложила сценарий, не замкнутый в существенной мере на внешнем факторе. Дефицит внутренней поддержки (пусть и в разной степени) испытывают все внутриполитические игроки. В тоже время, такая ситуация вполне закономерна и объясняется объективными причинами: ни общество, ни элиты еще не консолидированы общим геополитическим выбором. В силу отсутствия этого консенсуса отсутствует и кандидат, находящийся за рамками уже традиционной для Украины публичной конкуренции в плоскости геополитических приоритетов. Возможно, этим и объясняется некоторая неопределенность или поливариантность “внешних” ставок на президентские выборы.

www.glavred.info