Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
30.06.2004, 12:45


Досрочный суверенитет


Ирак получил суверенитет досрочно. Президент Ирака Гази аль-Явер и временное правительство во главе с премьер-министром Иядом Аллави принесли присягу на верность иракскому народу еще в понедельник. Согласно планам, эта церемония должна была состояться 30 июня, однако риск терактов вынудил Багдад и коалиционные силы перенести мероприятие на несколько дней раньше. Станет ли возвращение иракского суверенитета залогом демократизации страны, обеспечит ли этот шаг мир и безопасность государства?

Длительный и непростой процесс согласования новой иракской резолюции СБ ООН завершился принятием четвертого по счету компромиссного документа, устроившего в той или иной степени всех членов Совета Безопасности. Исходя из нового плана действий, ключевыми моментами в судьбе будущего Ирака станут две даты - 30 июня текущего года (когда согласованный пакет властных полномочий будет передан иракским структурам) и конец 2005 года (на который запланировано проведение национальных выборов). К этому моменту истечет и мандат коалиции, затем последует вывод оккупационных контингентов. После этого развитие Ирака должно вступить в стадию формирования собственно иракской государственности.

Роль, которую сыграла согласованная компромиссная резолюция в формировании новой глобальной повестки дня, трудно переоценить. Во-первых, сам факт ее принятия уже говорит о том, что ключевые на сегодняшний день противоречия между старыми североатлантическими партнерами были преодолены, а иракская стабилизация, наконец, сдвинулась с мертвой точки. Благодаря этому Соединенные Штаты и Великобритания получили то, чего так долго добивалось их руководство: уровень легитимности американо-британского военного присутствия в Ираке сейчас, пожалуй, самый высокий с момента начала военной операции. Во-вторых, волна “миротворческого пессимизма”, захлестнувшая как Соединенные Штаты, так и большинство стран – партнеров США по коалиции, судя по всему, пошла на спад.

Белому Дому удалось переломить негативную иракскую динамику, а общий иракский контекст (впервые за долгое время) приобрел некоторую системность: очерчены контуры новой системы коллективной ответственности и международного участия в иракской реконструкции. Официальная позиция вчерашних противников войны в Ираке, настаивавших на коллективном решении иракского вопроса выглядит оптимистичной (большинство ключевых для членов СБ моментов были учтены в новой резолюции).

Однако с точки зрения будущего самого Ирака позитивное значение принятия новой компромиссной резолюции во многом нивелируется особенностями стартовой ситуации. Подключение ООН в первую очередь решило проблемы легитимизации американской военно-гуманитарной интервенции и в какой-то степени определило формат международного участия в будущем Ирака. И лишь в последнюю очередь - проблемы его реконструкции и стабилизации. На сегодняшний день юридически определен формат дальнейшей реконструкции. Однако, сценарии, по которым она может развиваться как никогда поливариантны.

Делать прогнозы невозможно без четкого осознания того, с чем предстоит иметь дело мировому сообществу, которое в лице ООН должно взять на себя ответственность за будущее Ирака. Страна за полтора года без Саддама в корне изменилась. На сегодняшний день социально-политическая и религиозно–психологическая основа, на которой должен выстраиваться инфраструктурный костяк демократического, стабильного и вестернизированного Ирака представляется далеко не самой благоприятной для коренных изменений внутрииракской динамики.

Во-первых, нерешенность ключевых социальных проблем, жесткие и зачастую неадекватные действия коалиционных сил привели к разочарованию большинства иракского общества западным миром в целом. Он не смог дать иракцам того, чего от него ждали полтора года назад. Эти факторы породили социальную апатию и растущую ксенофобию (в последнее время похищения или теракты против иностранных граждан стали привычной практикой). Иракское общество оказалось в сложной ситуации, характеризующейся с одной стороны нежеланием подчиняться сценариям, навязываемым извне, с другой – неспособностью и невозможностью реализовать самостоятельный сценарий.

Во-вторых, в Ираке нет ключевого элемента демократизации - гражданского общества. Его формирование было осложнено продолжительным периодом авторитарного правления Саддама Хусейна, а на сегодняшний день - отсутствием минимальных экономических предпосылок.

В-третьих, за последнее время Ирак впервые серьезно столкнулся с международным терроризмом. Старая система, несмотря на все ее издержки, обеспечивала национальную безопасность гораздо эффективнее, чем коалиционные силы. С другой стороны, маловероятно, что новое национальное правительство сможет преодолевать эти негативные тенденции более эффективно без сил коалиции.

В-четвертых, курдская проблема не была решена коалиционными силами, с которыми курды связывали надежды. Можно предполагать, что ответом на курдский вопрос вряд ли станет расширение политического участия этнических курдов в иракских политических структурах. Кроме того, стоит отметить и проблему выстраивания суннитско-шиитского межконфессионального баланса.

Большинство трудностей, с которыми сталкивались и продолжают сталкиваться коалиционные силы в Ираке скоро гораздо острее станут перед новой полусуверенной иракской администрацей. И это - закономерный результат того, что демократизации и собственно реконструкции как таковой не было. Признаки систематизации этого процесса стали обозначиваться лишь в последнее время.

Приоритетность мирного строительства была нивелирована трудно прогнозируемыми факторами внутренней нестабильности Ирака, загнанных вглубь общества полицейской государственной машиной Хусейна и со всей остротой обнажившихся после ее уничтожения. После завершения военной стадии интервенции переформатирование Ирака отошло на второй план перед огромным количеством частных ситуативных проблем, которые решались в “пожарном” порядке.

В результате, на смену обновленческой эйфории, охватившей иракское общество после свержения старого режима, пришла социальная апатия, а позже – и ярко выраженная протестность. Подходящий момент для старта реконструкции был упущен, в иракском обществе сформировался не конструктивный, а экстремистский социальный настрой.

Смогут ли национальные выборы сформировать политическую конфигурацию, способную обеспечить возможность построения стабильного и демократического государства - вот главный вопрос нового Ирака. Ведь государственнический потенциал иракского общества представляется на сегодняшний день недостаточным. Даже в случае реализации новой резолюции, несущей конструкцией постсаддамовского Ирака будут внешние факторы. В случае же их ослабления можно предполагать, что новое правительство не сможет самостоятельно решать весь комплекс социально-экономических проблем, одновременно преодолевая внутренние этнокультурные и межконфессиональные противоречия внутри страны. Под сомнение будет поставлена и внешнеполитическая безопасность государства. При всех издержках коалиционного присутствия, оно в состоянии хоть в какой-то мере сдерживать экспансию терроризма в нестабильном Ираке.

Иракцы не раз акцентировали внимание на том, что желают решать свою судьбу самостоятельно и в смысле реконструкции жизненно важной для страны нефтедобывающей отрасли, и в смысле формирования политических институтов. Однако именно здесь они и столкнулись с основной проблемой: постсаддамовский инфраструктурный политический и институциональный вакуум не был заполнен иракской альтернативой. Функцию стабилизирующего системного костяка (пусть с большими издержками и низкой эффективностью) выполняет оккупационная администрация. Недаром в проекте новой резолюции отмечено, что военное присутствие коалиции может быть продлено, если в случае, если оно будет востребовано иракской администрацией. Можно предполагать, что такая необходимость может возникнуть по объективным причинам.

Станет ли в будущем Ирак, государственность которого будет изначально выстраиваться на внешних факторах, суверенным, стабильным и демократическим государством или потребует растянутого во времени на неопределенный срок международного протектората – вот главный вопрос, стоящий перед мировым сообществом. Опыт показывает, что государства, создаваемые коллективно, в большинстве случаев превращаются в очаги хронической нестабильности, время от времени требующие опять таки коллективного вмешательства. Достаточно вспомнить пример Югославии, где ситуация (несмотря на присутствие исламского фактора) упрощается ее историко-культурной и экономической близостью с Европой.

Новый Ирак уже оказался заложником внешних факторов. На формирование новой собственной социальной инфраструктуры, институциональной системы, реконструкцию экономики у него нет ни времени, ни ресурсов. В иракском обществе отсутствует внутренний социальный консенсус, нет пока и консолидирующего лидера, способного этот консенсус сформировать. Станет ли Ирак действительно суверенным и стабильным государством или войдет в число не реализовавшихся государств, “государств-неудачников” – вопрос отдаленной перспективы. Но уже сейчас можно предполагать, что процесс государственного строительства и демократизации этого восточного общества выйдет за пределы определенных на сегодняшний день хронологические рамок и предполагаемой экономической сметы.

В глобальном же контексте стоит отметить не менее важный момент. Несмотря на то, что США осознали на данном этапе свою неспособность решать проблемы глобального порядка в одностороннем порядке и пошли на реализацию коллективного сценария, можно констатировать, что эта неспособность носит ситуативный (ресурсный) а не концептуальный характер. Принятие новой резолюции, несмотря на все трудности американцев в Ираке – лишь признание постфактум новой глобальной реальности, которая стала креатурой Соединенных Штатов. Ирак уже стал прецедентом новых схем коллективной безопасности, в которых подключение ООН и НАТО (в лице ресурсно заинтересованных североатлантических партнеров) приобретает все более формальный характер.

В случае успешной для США развязки иракского сценария, они продолжат реконструкцию ближневосточного региона и будут действовать в логике превентивных интервенций. Их деятельность по устранению режимов-изгоев вполне может сочетаться со старым форматом коллективной безопасности, однако этот процесс будет сопровождаться дальнейшим нивелированием роли международных структур. Их подключение будет играть роль ключевого легитимизирующего фактора. Поэтому новый иракский сценарий не изменит в корне глобального баланса сил - роль ООН и НАТО уже никогда не будет столь значительной, как до Ирака. США, в свою очередь, уже никогда не смогут работать в старом формате, который был вполне приемлемым для них еще несколько лет назад.

№111 30.06.2004 «День» 




Предыдущие материалы из раздела
Политолог: Янукович побоялся превратиться в Лукашенко из-за Тимошенко
Вчера, 18:32
Двухнедельная пауза в судебном процессе над экс-премьером Украины Юлией Тимошенко должна дать украинскому президенту необходимое время, чтобы ...
Европарламент отсрочил приговор Тимошенко
Вчера, 12:01
Процесс по делу Юлии Тимошенко затягивается. Хотя суд уже вышел в финальную стадию и в понедельник должны были начаться прения сторон, судья отложил ...
Две недели для Януковича: три версии тайм-аута в деле Тимошенко
Вчера, 12:00
Судебный процесс против бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко особенный по умолчанию. В первую очередь, из-за имени и статуса подсудимой. ...
Дело Тимошенко идет к завершению
Вчера, 11:57
Суд по делу Тимошенко приближается к финалу. Эксперты говорят, приговор объявят в течение нескольких недель. О том, что ждет экс-премьера, разговоров ...
Киреев взял тайм-аут. Будет писать "черновик" приговора?
Вчера, 11:55
Перерыв в суде над экс-премьером напрямую связан с визитами Януковича за границу. Вчерашний суд над экс-премьером Юлией Тимошенко закончился полной ...
Эксперт: если Тимошенко сядет, "Батькивщиной" будет руководить Банковая
Вчера, 11:53
Ареста Юлии Тимошенко с одной стороны якобы боятся, а с другой - с нетерпением ждут некоторые бютовцы, ведь он может кардинально изменить расклад ...
Аналитика
 Архив



Эликсир молодости проверенный вековой историей! Чаванпраш - натуральное здоровье

Лечение за рубежом . Компания CLAVIS предлагает организацию лечения по всем направлениям медицины в частных и университетских клиниках Германии

Силовой кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена


Качество предлагаемой продукции обеспечивается использованием при ее производстве современного высокотехнологичного оборудования Кабель силовой . Наше предприятие предлагает к поставке одножильный и трехжильный кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена