Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
19.11.2007, 13:34


Вадим Карасев: Консервативно-либеральный синтез – это то, что предлагает в качестве идеологической платформы сегодняшняя власть.


В агентстве РИА «Новости» 16 ноября состоялась пресс-конференция на тему «Государственная власть и идеология: проблемы постсоциалистического транзита». Ведущими политическими экспертами и политиками обсуждались проблемы становления национальной идеологии в Украине, а также идеологическую составляющую программ и стратегий основных акторов украинского политического поля. Предлагаем вниманию посетителей сайта выступление на пресс-конференции известного политолога и политтехнолога, директора Института глобальных стратегий Вадима Карасева.

 С самого начала нужно поставить под сомнение невозможность проектирования будущего из прошлого. Из чего проектировать это будущее? Где эти куски строительного материала? Как его придумать? Очевидно одно, что прошлое – это сырье для выстраивания будущего. Отсюда возникает поиск такого материала, возникает «политика прошлого». Поэтому в том, что сегодня в украинское информационное пространство вбрасываются темы крайне неоднозначные, но исторически значимые, никакой случайности нет. Поскольку ответы на прошлое и сформулируют варианты будущего.

 Актуальность темы вызвана тем, что существует триада «нация – государство – демократия». И фактически states (штаты, государства) предваряют формирование нации, а затем и формирование демократии. Например, сначала сформировалось французское государство, сформировалась модель нации на основе завоеваний Французской революции, республиканско-якобинская модель (она сегодня в основе французской нации), а затем уже формировалась демократия, демократическая процедура как способ нахождения элит у власти.

 Распад Советского Союза положил несколько иную логику формирования государства. Сначала была демократия. Произошла историческая инверсия. Начинали не с государства и нации, а начинали с демократии. Хотя прибалты одумались и вовремя сделали ее этнической, или цензовой, демократией. Но проблема этничности до сих пор тревожит Прибалтийские страны с точки зрения общности. Вроде бы государство есть. Вроде бы нация есть, но куда деть русскоязычное население этих стран? Украина, Россия и другие постсоветские страны, несмотря на свою недемократичность или квазидемократичность, пошли другим путем. Не начали урезать массовую избирательную демократию. Не начали лишать избирательных прав каких-либо найденных неграждан.

 Хотя это затормозило процесс нациостроения и государствостроения. Возможно потому мы сегодня «зависли» между демократией, демократической процедурой и нациостроением, а становление государственности куда-то откладываются и переходит на потом.

 В условиях, когда в Украине завершается процесс утверждения процедурной электоральной демократии, а демократия становится способом разрешения конфликтов на уровне массы – элиты и на уровне элит, неизбежно встает вопрос: какую нацию и какое государство Украина будет строить дальше? Может вообще обойтись без нации или без государства? Это требует поискать, прощупать, на чем может базироваться сегодня украинская нация. Это отсылает нас к поиску национальной идеи, или идеи, на которой можно строить что-либо более долговременное, чем операциональная процедурная демократия, которая сама по себе безидеологична. Потому что демократия может привходить во власть силы с какой угодно идеологией.

 Прежде нужно ответить на вопрос: в каком цивилизационном пространстве Украина? Никогда не было, чтобы государство возникало само по себе. Оно всегда возникало в каком-то историко-географическом контексте. Европейские государства возникали в рамках европейского цивилизационного материала, затем европейского концерта наций. Другие государства возникают в другом контексте. Азиатские. Африканские, например.

 Итак, вначале пространство, затем территория, то есть национально-территориальное государство. Поэтому когда мы говорим об Украине, мы должны ответить на вопрос, в каком пространстве происходит формирование украинской государственности: европейском, восточно-европейском, постсоветском или в каком-то новом, например, «русском» пространстве? Не случайно этот вопрос заложен во всех наших политических битвах, во всех программах наших политических партий. Мы будем спорить о том, кто является председателем рабочей группы, но на самом деле этот вопрос сидит там.

 Мы не ответили на вопрос, в каком мы пространстве, но на него нужно будет отвечать, если государство на что-то рассчитывает.

 В мире идет подъем национальных государств, развертываются процессы ренационализации. Возникает мода на державные государства и нации. Это связано с подъемом Китая, Индии, с сегодняшним конъюнктурным подъемом России и т.д.

 И здесь опять-таки возникает вопрос, в каком мы тренде. Или мы в европейско-интеграционном тренде, или в особом восточно-европейском тренде, либо мы будем как-то подключаться к новому азиатскому тренду, связанному с подъемом азиатских экономик, и тренду авторитарных великих держав.

 Это тоже вопрос: где наше место в мире? Где бросить якорь? Потому что якорь придется где-то бросать либо дрейфовать, как при шторме, в бурных водах нынешней геополитики и геоэкономики. На эти вопросы пока никто не отвечал. И даже боятся отвечать, потому что придется чем-то жертвовать.

 Если мы говорим о модели государства, то здесь такой выбор: «державное государство», как в России, Китае, или восточноевропейская модель «торгового государства». Но ведь за этим варианты экономики. От этого зависит, какая экономика, структура внутреннего валового продукта, межотраслевые комплексы. Если мы делаем ставку на подключение к модели державной нации постсоветского пространства, значит мы должны думать об экономике больших пространств, об экономическом росте любой ценой, о неоиндустриализме с соответственными продолжениями в промышленной в частности политике. Что делать с металлургическим комплексом и т.д. и т.п.

 Но если мы выбираем европейско-интеграционный вектор, то у нас и экономика должна быть экономикой потребления, направленной на качество жизни. Гедонизм, потребление, «кафе-кофе», среднеклассовая нация и экология. Но тогда это другая экономика. Надо вводить ограничения на промышленные выбросы, закрывать производства, загаживающие наш воздух… Все это вопросы, связанные с выбором идеологии государства. Это не просто абстракции. Это то, что будет через 20 лет. Какая будет экономика. Структура работающего населения. И какая будет в конечном счете социальная и политическая структура страны.

 Поэтому-то перед Украиной стоит дилемма: державное или торговое государство.

 Еще один интересный момент. Различают три вида государства: государство как единица войны, государство как единица социального благосостояния и государство как единица безопасности. И великие государства, такие как Россия и Китай делают ставку на секьюритарную модель государства. Это модель безопасности, в том числе и военной. Может ли Украина отказаться от модели государства социального благосостояния и выбирать секьюритарную модель государства? Хватит ли у нас сил? Есть ли у нас вообще силовая элита, которая могла бы реализовать такую модель государственности?

 Но за 15-16 лет об этом никто не думал. Читая книгу Леонида Кучмы «После Майдана», я понял, что для него государство это техническая, а не онтологическая категория. То есть управленческая категория. Но вот сегодня подошел момент, когда нужно думать о государстве как онтологической категории, то есть «бытийной», а не виртуальной реальности.

 За 16 лет у нас сформировалась стихийно, по факту модель либерального, открытого государства. Это открытая экономика. Мы очень открытые. Не случайно у нас импорт превышает экспорт. Не случайно у нас модель не национальной, но и не интернациональной экономики. Это по факту так случилось. Международный валютный фонд, Вашингтонский консенсус, Всемирный банк. Это привело по факту к тому, что без всякой идеологизации у нас была неолиберальная модель государства.

 Теперь о конкретных идеологических носителях, находящихся на Олимпе украинской политики. Первое. У нас, если взять топ-политиков, то у нас есть три человека – Ющенко, Янукович и Тимошенко. И их партии. Вот это три идеологические силы. Я не буду говорить о маленьких партиях, потому что это скорее фон, чем генераторы идеологического развития. Что касается этой тройки, безусловно наиболее идеологичен среди них Виктор Ющенко. И его уникальная позиция, в смысле идеологии, заключается в том, что он является консерватором в культуре (отсюда его любовь ко всяким историческим реликвиям, реликтам, традициям и т.д.), а с другой стороны – либералом в экономике. Поэтому Ющенко как нынешний верховный носитель власти – это носитель либерально-консервативной модели государства. Открытость в экономике (не случаен его «пас» Миталлу с «Криворожсталью») и некая культурная закрытость. Некий культурный консерватизм как дополнение.

 Между прочим Россия идет тем же путем. Только у России другие задачи. Путин разве не консерватор? Консерватор. Дозированный либерал. Но в целом это консервативный культурный вариант развития России. Он воссоздает свою державу из обломков советского и имперского прошлого. Вот такой вот неодержавный микс. В Украине свой консервативный тренд, свои консервативные ценности.

 Так вот консервативно-либеральный синтез – это то, что предлагает в качестве идеологической платформы сегодняшний Президент, сегодняшняя власть.

 Что касается Партии регионов, то ее лидер не является носителем идеологии. Он скорее хозяйственник. Такой типаж. Конечно, если взять идеологическую составляющую программы Партии регионов, там есть свои хорошие положения, но в целом эта партия – носитель неосоветского индустриализма . Это промышленный рост, модель экономик роста по азиатскому примеру. Проводником такой политики является Азаров. И с точки зрения идеологии индустриализма, возможно, он прав. Индустриализм может стать основой экономического национализма. И тут либерализм Ющенко, либерализм Ахметова и Колесникова и экономический национализм других групп Партии регионов могут составить некое дополнение такого прагматичного, технического национализма к идейному либерал-консерватизму. В целом к этому все идет. Хотя бы потому, что горно-металлургический комплекс – это тяжелый актив, его трудно переносить с места на место, он привязан к территории, поэтому по факту Партия регионов вынуждена работать в поле экономического национализма.

 У Юлии Тимошенко идеологический вектор не столь очевиден. Он пока зашифрован. Но если говорить о той программе, которая есть, то это скорее сочетание лево-национальных идей и популистских идей. Хотя популизм здесь – это не ругательное слово. Это идеология, которая опирается на «новое народничество». Чаяния народа, эмоции и т.п. Потому что в Украине, кроме бизнеса, еще нет устоявшихся интересов. Поэтому можно работать на поле разных идеологических тенденций, собирая богатый электоральный урожай.

 И теперь на основе сказанного несколько слов о том, почему идет битва за историю. Ющенко понимает, мнения по исторической теме очень неоднозначны. Например, голодомор. Очень неоднозначные оценки даются. Но скажите, какой выход и какой выбор? Ведь иначе у нас вообще истории не будет. Мы тогда будем привязаны к российско-советской истории. Но и Россия уже придумывает свою историю. А мы будем оставаться со старой советской историей. Либо другой вариант. Нужно писать свою историю, в том числе и переозначивать ее неоднозначных героев.

igls.com.ua, 19.11.2007




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив